В 2018 мир ожидает откат фундаментализма.

В категориях: Аналитика и комментарии,Политика, экономика, технология

прогноз

Реальны ли эти надежды либералов?

Николай Усков, Николай Усков

Основным событием 2018 года может стать постепенная смена фундаменталистского тренда, который стал формироваться в десятых годах этого века.

Президентские выборы в России, Бразилии и Мексике, парламентские в Италии, промежуточные выборы в США (последняя надежда демократов и канала CNN). Отставка Рауля Кастро и императора Акихито. Олимпиада в Южной Корее и чемпионат мира по футболу в России. Развитие каталонской интриги (если у тупика может быть развитие). Углубляющийся кризис кабинета Терезы Мэй на фоне все менее легких переговоров с Евросоюзом. Растущее усиление Франции во главе с едва ли не единственным крепко стоящим на ногах европейским политиком Эмманюэлем Макроном.

Эпоха доминирования Германии при нынешнем шатком кабинете Меркель, вероятно, подходит к концу, хотя возможный закат Лондона как финансового центра Европы подарит Германии утешительную пилюлю. Туманное будущее Туманного Альбиона сулит немалые дивиденды Франкфурту-на-Майне — одному из лучших авиационных и финансовых центров мира. Но и тут немцам не стоит обольщаться, поскольку Париж и без популярного Макрона — Париж (HSBC уже обещает перевести туда 1000 рабочих мест).

В Европе с января введены новые правила финансовой прозрачности — MiFID II,  но на очереди куда более мрачный ужастик европейской бюрократии — GDPR (General Data Protection Regulation), который грозит обрушить всю новую экономику, основанную на сборе и обработке персональных данных.

Впрочем, основным событием 2018 года может стать постепенная смена фундаменталистского тренда, который стал формироваться в десятых годах этого века и, в частности, привел к появлению ИГИЛ (запрещенная в России организация — Forbes). В этом году халифат, скорее всего, будет разгромлен, но нет сомнения, что исламский радикализм не исчезнет вместе с ним.

Еще в прошлом году в политике ближневосточных стран впервые стали ощущаться перемены, которые обещают отвлечь преобладающую и преимущественно безработную молодежь от прелестей автомата Калашникова, направив юную энергию на утехи, космополитические соблазны и прочую урбанистику. Символом этого процесса можно считать открытие Нового Лувра в Абу-Даби. Макрон, произносивший торжественную речь, уловил значение момента: «Друзья, здесь начинается борьба за поколение, за нашу молодежь. В этот бой мы вступили, чтобы победить, поскольку на нашей стороне красота мира». Слова, достойные древних завоевателей.

Еще более прагматично выглядят действия молодого крон-принца Саудовской Аравии Мухаммада бин Салмана (сокращенно МБС), который взял курс на преображение некогда самого консервативного королевства Ближнего Востока, и нет сомнения, что этот тренд подхватят многие. Речь идет не только о диверсификации нефтяной экономики по примеру ОАЭ, но и о новой культурной стратегии, призванной очаровать молодежь до 30, которая составляет 70% населения. С этой целью МБС создал специальное министерство — Главную службу развлечений, и вскоре саудиты смогут, например, увидеть кино.

Похоже, автократы осознали, что религиозные фанатики не столько их опора, сколько самые опасные конкуренты в борьбе за сердца, умы и власть. Как знать, не скажется ли постепенный отказ от фундаментализма и на атмосфере в российской политике, которую давно пора снова европеизировать.

forbes.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: