Человеческий капитал российских профессионалов и руководителей очень неоднороден.

В категориях: Аналитика и комментарии,Социология, культурология, история

професс

Он сам по себе не высок и плохо используется.

Тихонова Наталья Евгеньевна – профессор, доктор социологических наук, главный научный сотрудник, Институт социальной политики НИУ «Высшая школа экономики», Институт социологии РАН, Москва.

Понятие «человеческий капитал» используется в статье в классической трактовке, которая определяет его как совокупность знаний и конкретных навыков (компетенций), которые определяются количеством лет обучения, трудовым стажем и другими, поддающимися измерению, показателями. В рамках этой традиции принято делить человеческий капитал на общий и специфический. Общий человеческий капитал свидетельствует об уровне знаний человека в целом, включая его профессиональные знания. Этот вид человеческого капитала измеряется обычно числом лет обучения, полученного конкретным человеком. Специфический человеческий капитал, формирующийся на конкретном рабочем месте, отражает набор знаний, полезных только на определённом предприятии или в организации, и обычно измеряется продолжительностью стажа по последнему месту работы. Как свидетельствуют наши данные, специфический человеческий капитал в российской экономике обычно не приносит работнику дополнительных рент. Хотя «текучка», в том числе и среди руководителей и профессионалов, достаточно велика, она обычно влечёт за собой для них не снижение, а повышение заработной платы. Поэтому ниже применительно к ситуации с человеческим капиталом профессионалов и руководителей будет рассматриваться только общий человеческий капитал.

Термин «профессионал» также неоднозначен, поэтому сразу подчеркнём – он используется в данной статье в том смысле, как трактуется в классификаторе ISCO (Международный стандарт классификации занятий). В официальной российской статистике соответствующая группа работников обычно идентифицируется как «Специалисты высшего уровня квалификации»; в неё попадают те, кто работают на должностях, предполагающих высшее образование. Численность этой группы, по данным ФСГС РФ, составляет в России чуть более 20% всех занятых, хотя общая доля людей с высшим образованием в российской экономике достигла уже 33,0%, а в возрастных группах 25–35 лет составляет даже около 40%.

В то же время около четверти тех, кто работают на позициях профессионалов, как свидетельствуют социологические данные, не имеют высшего образования. Так, согласно данным РМЭЗ НИУ ВШЭ, лишь 73,8% профессионалов имели зимой 2015–16 гг. высшее образование, причём чаще это было образование, не соответствовавшее профилю их деятельности (доля тех, кто работали на должностях специалистов высшей квалификации и не только имели высшее образование, но и получили его по профилю своей трудовой деятельности или смежной с ней, составляла в тот момент всего 41,2% профессионалов или 7,5% всех занятых в российской экономике). Ещё 19,4% имели среднее специальное образование, а остальные – только общее среднее. Тем не менее, поскольку они работали на должностях, предполагающих высшее образование, мы рассматривали их как профессионалов.

Что же касается руководителей, то в их число мы, вслед за ФСГС РФ и классификатором ISCO, включали лиц из всех секторов экономики, выполняющих управленческие функции, в том числе и представителей органов власти всех уровней. Согласно данным ФСГС РФ, численность группы руководителей составляла в 2015 г. 8,6% всех занятых. В использованном массиве РМЭЗ численность этой группы составила 6,5% всех занятых.

Для измерения общего человеческого капитала (ОЧК) был построен специальный индекс (индекс ОЧК). Показателями качества человеческого капитала при построении этого индекса выступали: а) количество лет обучения; б) соответствие образования профилю занятости; в) имеющиеся навыки. По каждому из этих показателей была рассчитана своя шкала. Ключевую роль играла шкала «Количество лет обучения», в которой обучению различной продолжительности соответствовали разные баллы.

Для россиян модальным в целом является 10–12летнее образование, в то время как для профессионалов и руководителей в этой роли выступает 16-летнее обучение. Однако при этом 11,3% профессионалов и 21,1% руководителей имеют не более 12 лет обучения и ещё 35,6% профессионалов и 35,2% руководителей проходили обучение лишь в течение 13–15 лет. Учитывая, что в период обучения включались также курсы повышения квалификации или переквалификации продолжительностью не менее года, понятно, что уровень профессиональной подготовки половины представителей этих ключевых для успешного развития экономики групп достаточно низок, поскольку период 15 лет обучения (порог, не выше которого находились в начале 2016 г. в общей сложности 46,9% профессионалов и 56,7% руководителей) предполагает либо 10 лет обучения в школе плюс 5 лет в специалитете (но тогда это представители тех поколений, которые заканчивали школу достаточно давно и должны были бы проходить длительное повышение квалификации), либо только школу плюс бакалавриат для более молодых возрастов. Особенно низки показатели числа лет обучения у руководителей и специалистов в сельской местности – не более 15 лет обучения имеют там 70,4% руководителей (в том числе более чем у четверти этот показатель не превышает 12 лет) и 62,7% профессионалов (в том числе у 17,5% продолжительность обучения составляет также не более 12 лет).

Социологические данные говорят о том, какое качество ОЧК для представителей различных профессиональных групп является в современных российских условиях типичным, и свидетельствуют, что в России есть сейчас три макрогруппы работников. Две из них могут рассматриваться как формирующиеся классы, причём одна объединяет работников с относительно высокими (6–10 баллов) и высокими (11 баллов и выше) показателями ОЧК, а другая с относительно низкими (1–3 балла) и низкими (0 баллов) его показателями. Первая включает в основном представителей тех профессиональных групп, которые традиционно принято относить к среднему классу (1–3 профессиональные классы по Классификатору занятий ISCO, т. е. руководители, профессионалы и полупрофессионалы). Вторая же состоит преимущественно из рабочих и рядовых работников торговли и бытового обслуживания (5–9 классы по ISCO). Есть и третья, достаточно пёстрая по своему составу группа, куда входит 4й профессиональный класс2, который в России исключительно гетерогенен по качеству своего человеческого капитала и занимает промежуточное место между двумя основными макроклассами. Кроме того, в эту третью группу мы включили россиян, занятых на рабочих местах, не соответствующих качеству их человеческого капитала.

Таким образом, основу социальной структуры российского общества составляют два социальных макрокласса, различающихся по их месту в экономике и качеству их главного актива – человеческого капитала. Один из этих классов по своему профессиональному портрету является современным аналогом традиционного рабочего класса, куда наряду с ним сейчас входят и рядовые работники торговли. Этот наиболее массовый класс включал зимой 2015-16 гг. 43,0% всех работающих. Второй класс с точки зрения его профессионального состава является классическим средним классом, и его численность составляет около трети работающего населения страны (30,7%). Кроме них есть также довольно массовая (26,3%) группа работников, которая занимает периферийные для двух этих классов позиции, что отражает незавершённость формирования в России классовой структуры.

Структура человеческого капитала российских профессионалов

Учитывая разницу в качестве человеческого капитала, структурно можно выделить 6 их подгрупп. Первая – «неквалифицированные специалисты» – с содержательной точки зрения характеризуется тем, что её представители работают в подавляющем большинстве на должностях, не только не соответствующих полученной ими специальности, но и не смежных с нею (96,4%), и имеют общую продолжительность обучения не более 14 лет (92,7%). Это значит, что или их деятельность не может относиться к видам деятельности специалистов с высшим образованием, либо они заведомо не могут успешно справляться со своей работой. С количественной стороны группа «неквалифицированных специалистов» характеризуется очень низкими показателями индекса ОЧК (0–5 баллов), характерными для принципиально иных профессиональных групп – рядовых работников торговли и рабочих ручного труда (электриков, слесарей, плотников и т. п.). «Неквалифицированные специалисты» составляют по численности 21,4% всех профессионалов и проживают в основном в сельской местности и городах численностью менее 100 тыс. чел.

Основная часть рабочих мест специалистов с высшим образованием в российской экономике либо не предполагает глубоких специальных знаний по профилю выполняемой деятельности, хотя может требовать хорошего общего развития и обладания рядом компетенций и навыков (как у «непрофильных специалистов»), либо эти места заняты не подходящими для выполнения соответствующей работы людьми.

У представителей второй группы показатели человеческого капитала заметно выше (6–7 баллов) и они в массе своей имеют законченное высшее образование (74,1%). Однако они всё же не могут быть охарактеризованы как подлинные профессионалы, поскольку, во-первых, в подавляющем большинстве (84,9%) они не имеют образования по той специальности, по которой работают, а во-вторых, даже показатели индекса ОЧК в 6–7 баллов характерны скорее для полупрофессионалов и «конторского пролетариата», чем профессионалов (см. табл. 4 и 5). Это позволяет охарактеризовать данную группу как «малоквалифицированные специалисты». В этой группе число проживающих в сельской местности и городах численностью менее 100 тыс. чел. становится примерно равным численности проживающих в более крупных городских поселениях.

Во многом похожа на них и следующая группа, представители которой также в подавляющем большинстве (79,4%) не имеют образования по профилю своей деятельности. Однако их общий человеческий капитал при этом всё же заметно лучше, чем в группе «малоквалифицированных специалистов». Так, высшее образование имеют уже 88,0% данной группы и, главное, более 60% в ней имеют 16 и более лет обучения. Однако применительно к её представителям можно говорить об имеющемся у них высшем образовании, скорее как об «общем высшем», а не о «высшем профессиональном». Поэтому их можно назвать «непрофильными специалистами». Они достаточно равномерно распределены по разным типам поселений – чуть более трети (36,4%) живут в малых городах и сёлах, 28,5% – в городах-миллионниках, а остальные – в средних и крупных городах.

В общей сложности эти три группы по численности составляют большинство (55,5%) всех профессионалов. Это значит, что основная часть рабочих мест специалистов с высшим образованием в российской экономике либо не предполагает глубоких специальных знаний по профилю выполняемой деятельности, хотя может требовать хорошего общего развития и обладания рядом компетенций и навыков (как у «непрофильных специалистов»), либо эти места заняты не подходящими для выполнения соответствующей работы людьми. С точки зрения отраслевой принадлежности эти рабочие места сосредоточены прежде всего в сферах образования, торговли и бытового обслуживания, лёгкой и пищевой промышленности и некоторых других. С точки зрения их пространственной локализации лидируют полярные типы поселений – сёла с характерной для них нехваткой квалифицированных кадров и Москва с её весьма специфическим рынком труда. При этом ни по возрасту, ни по полу значимых различий между представителями разных подгрупп профессионалов не прослеживается.

Остальные три подгруппы профессионалов могут быть охарактеризованы как подлинные профессионалы, представители которых различаются только качеством их человеческого капитала, отражающемся в показателях индекса ОЧК. Первую из них – «рядовые профессионалы» – составляют те, показатели индекса ОЧК у которых достигают 10–12 баллов. Для этой группы характерна большая общая продолжительность обучения (67,8% обучались не менее 17 лет), максимальная включённость в разного рода краткосрочные курсы (только в последний год их закончил каждый седьмой-восьмой представитель данной группы), а также широкая распространённость соответствия полученного образования профилю деятельности (67,1% при 20,6% в группе профессионалов с показателем ОЧК 8–9 баллов).

Вторая подгруппа – «высококвалифицированные профессионалы» – объединяет специалистов с показателями ОЧК в 13–14 баллов. Для неё характерно соответствие образования профилю деятельности (уже 91,7%), причём продолжительность обучения членов данной группы в среднем выше, чем у «рядовых профессионалов».

И, наконец, последняя подгруппа - «профессионалы-эксперты» - состоит из людей, которые характеризуются максимальной продолжительностью обучения по специальности, соответствием профиля этого обучения выполняемой работе, глубокой профессионализацией и массовым владением иностранными языками, которое только для этой группы является нормой. Все входящие в эту группу имеют показатели ОЧК в 15 и более баллов.

Внутренняя структура группы профессионалов, %

Профессионалы-эксперты - 8,3

Высококвалифицированные профессионалы - 11,8

Рядовые профессионалы - 24,4

Непрофильные специалисты - 19,0

Малоквалифицированные специалисты - 15,1

Неквалифицированные специалисты - 21,4

Российские руководители

Качество человеческого капитала подавляющего большинства российских руководителей, входящих в массовые слои населения, в целом очень низкое – почти 40% руководителей имеют не более 14 лет обучения и не имеют высшего образования даже на уровне бакалавриата. В то же время почти четверть имеют 17 и более лет обучения. При этом для российских руководителей в принципе нехарактерно наличие образования, связанного с управлением людьми. В целом группу руководителей можно разделить с учётом качества их человеческого капитала на 5 подгрупп, две самые массовые из которых, составляющие в сумме почти две трети всех руководителей, обладают качеством человеческого капитала, заведомо не позволяющим им успешно реализовывать возлагаемые на них функции.

 «Вестник Института социологии», № 2, Том 8, 2017.21.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: