Есть великая Россия, а есть губительные совковые комплексы и мифы.

В категориях: Аналитика и комментарии,Политика, экономика, технология

народ

Как государство вновь заставило себя уважать.

Виктор Ерофеев

Мы живем одновременно в двух мирах. В мире частной жизни и государственной. Эти миры то переплетаются, то существуют параллельно. Но нередко мешают друг другу жить, наезжают один на другой, ломая нас и обламываясь. С годами наши отношения с государством меняются. Это важно понять и гражданам, и государству.

За последние 20 лет наши отношения с государством в значительной степени изменились. Государство новой России первоначально обещало служить своим гражданам. Это отразилось и в Конституции, и в основных декларациях руководства — из этого в конечном счете вылез хаос. Но не потому что сама идея была плохой, а потому что ее испортили, исказили некачественным исполнением, а также нежеланием ее исполнять.

Двадцать лет назад люди смотрели на государство как на непредсказуемое существо, которое неизвестно что выкинет, но в любом случае ничего хорошего от него не ждали. Мы погрузились в тяготы частной жизни, жить было мучительно трудно, и вера в перемены совсем уже выветрилась.

Но с началом нового века государство стало все больше заниматься собой как ведущей силой страны. В результате такого фитнеса возникло государство в государстве. Собственно, в этом ничего не было особенно нового — так поступало российское государство в течение всей истории. Оно не служило людям, а люди служили ему. То холодок страха, то панический испуг сопутствовал этому служению. Государство научилось принуждать людей к подчинению. Иначе оно не умело.

Нулевые годы дали возможность государству понравиться своему народу. Было много нефтяных денег — кое-что перепало и служивым людям. Могло перепасть больше, много больше, но перепало достаточно для того, чтобы посмотреть на государство с некоторой надеждой. Не все разделяли эту надежду, но в другой, частной жизни дела кое-как налаживались. Люди открыли для себя скромные радости потребления и стремились жить лучше.

Государство негласно предложило людям сделку: вы живете сами по себе, не вмешиваясь в государственные дела, а мы рулим, исходя из наших интересов! Демократия прикрылась государственной суверенностью.

Но в современном мире государство, которое требует от людей служения себе, входит в противоречие с правами свободного человека и законами свободного рынка. Почему государство должно мне навязывать свою любовь к культу силы, который зачастую переходит в насилие? Если я могу сам обеспечить себе сносную жизнь, то мне не нужно кланяться государству. Такое заявление не понравится нашему государству.

Капитализм в результате у нас не совсем получился, но и обратно в социализм мы не скатились. Получилось ни то ни се.

Наше вечное ни то, ни се. Люди замкнулись в себе, а кому-то захотелось обратно в СССР. Это был приступ ложной ностальгии — СССР ушел навсегда со всеми своими колючими утопиями.

И тут государство решило предложить стране новую если не утопию, то перспективу: встать с колен и почувствовать себя сверхдержавой. Для моральных основ пригласили поучаствовать в этом деле Церковь и поменять радикально ценности развитого Запада на исконные местные ценности. Тут же подоспели, как говорил в бессмертной комедии Грибоедов, "покоренье Крыма" и прочие вызовы Европе — народ ощутил на себе силу государства.

Но по прошествии нескольких лет государство преуспело только в своих государственных деяниях. Цены растут, экономика буксует, социальные лифты сломаны, частная жизнь становится непролазно трудной. А наши люди — меняют кожу.

Что это значит?

Скорее всего, то, что они приучаются жить самостоятельно, выживать без надежд на будущие государственные планы. Государство бросило вызов развитым странам Запада — наш народ поверил и не поверил телевизору. Политическая культура не является сильной стороной национального характера. Тем не менее, отменяя ценности Запада, трудно объяснить, почему качество товаров и жизни вообще оказываются там безусловно выше. Запад переживает трудности, связанные с миграцией. Но ведь и мы сталкиваемся в наших краях с трудностью взаимопонимания разных культур и укладов — мы были и остаемся многонациональной страной...

Вот почему, опять же вспоминая Грибоедова, народ рад бы служить государству, но не прислуживать, оставаясь в неведении в отношении его дальнейших шагов. Холодная война — это что, наше прошлое, которое становится нашим будущим? Государственный интерес к ядерному оружию — это для самозащиты или как?

Наши люди сбрасывают кожу равнодушного доверия к тому, что происходит. Они становятся современными людьми, и они не хотят, чтобы их новая кожа задубела. Дайте им реальных надежд на изменение отношений между народом и государством. Не кормите мыльными пузырями. На одном противостоянии с Европой далеко не уедешь.

Журнал "Огонёк" №10 от 19.03.2018, стр. 17.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: