Служить людям, как Христос там, где Он тебя поставил.

В категориях: Возрастая в личной жизни,Личность, обращенная к Богу,Общество, Церковь и власть,Созидая свой внутренний мир

мерилл

Какие «греховные» активы останутся без инвестиций фонда Церкви Англии.

Антон Осипов

Фонд Церкви Англии стремится, чтобы церкви были процветающими

Никакого рок-н-ролла, наркотиков и секса. Фонд Церкви Англии не имеет права инвестировать в производителей оружия, порнографии, алкоголя, табака и целый ряд других бизнесов. Даже в СМИ: от бумаг медиахолдинга Руперта Мердока церковь избавилась в 2012 г. по этическим соображениям – из-за скандала с прослушкой телефонов, которой занимались журналисты.

Но эти ограничения не мешают церковному инвестфонду из года в год показывать впечатляющие результаты. 15 лет подряд им управлял сэр Андреас Уиттам Смит, один из основателей газеты The Independent. В прошлом году он подал в отставку, задав высокую планку. За 2016 г. фонд показал доходность 17,1%.

Вместо Смита первым комиссаром, который считается одним из самых влиятельных мирян в церкви, в ноябре прошлого года стала Лоретта Мингелла. Также она член генерального синода (верховный орган Англиканской церкви) и архиепископского совета.

Мингелла осмотрелась на новом месте и на прошлой неделе раздала первые интервью СМИ. Данных о работе фонда за 2017 г. пока нет. Их должны обнародовать в мае. Мингелла осторожно готовит публику к тому, что рекордов не будет. Она без утайки рассказывает о своей профессиональной и частной жизни. Но как только речь заходит о показателях фонда – становится крайне осторожной, выбирая слова, отмечает FT: «Вы не увидите цифр вроде [17%]». Доходность, достигнутая год назад, во многом объяснялась волатильностью рынка и падением фунта на новостях о Brexit, подтверждают эксперты. Зато в долгосрочной перспективе Мингелла обещает «по-настоящему хорошие показатели». Церковь ставит перед фондом задачу-минимум – приносить доход на уровне инфляции плюс 5%. В 2015 г. инфляция была 0,23%, в 2016 г. – 1,6%, а в прошлом – 2,26%. В среднем последние 30 лет фонд показывал доходность 9,6% в год.

Другое обещание Мингеллы – расширять список «греховных активов», в которые нельзя инвестировать. Она сделает все, чтобы другие инвесторы тоже не жаловали «неправильные» компании. Кое-каких результатов на этом поприще церковь уже добилась.

Родом из 1704 года

Первое, что бросилось в глаза корреспонденту FT в офисе Мингеллы, – портрет королевы Анны. Именно она в 1704 г. велела основать «Дар королевы Анны» (Queen Anne’s Bounty), фонд для помощи нуждающемуся англиканскому духовенству. В 1948 г. его объединили с церковной комиссией (Ecclesiastical Commissioners), которая с 1836 г. ведала финансами церкви. Так появился современный фонд Церкви Англии, под управлением которого сейчас активы на 7,9 млрд фунтов стерлингов.

33 комиссара

Всего комиссаров в Англиканской церкви 33, сказано на ее сайте: 27 заседают в совете управляющих, шестеро занимаются оперативной деятельностью. На пост первого комиссара (отвечает за инвестиции) и второго комиссара (выполняет функции официального представителя, в том числе в парламенте) назначает королева Великобритании (глава Церкви). Должность третьего комиссара (отвечает за церковную недвижимость) занимает ставленник архиепископа Кентерберийского.

Мингелла шутит, что делит кабинет, кроме королевы Анны, со множеством мужчин. И впрямь, на стенах еще портреты двух епископов и семерых ее предшественников-комиссаров. «А свой стул здесь я зову троном», – говорит она, имея в виду трон епископа.

«Мы хотим видеть церковь процветающей. Вот почему мы здесь. Это заставляет нас вставать с постели каждое утро», – говорила Мингелла Church Times. В 2016 г. инвестфонд передал церкви 230,7 млн фунтов. Это немалые деньги, но в доходах церкви они занимают 15%. «В основном средства поступают благодаря невероятной щедрости наших прихожан», – говорил FT гендиректор управления имуществом церкви Эндрю Браун.

Мингелла надзирает и за тратами, отмечает Church Times. Она член совета по стратегическим инвестициям церкви. Своей задачей она видит борьбу с перегибами: «Я уверена, что [совет] поддержит все церковные традиции; что он не будет отдавать предпочтение молодежи; не будет фокусировать внимание на сельской местности; что мы будем помнить: лучший для нас выбор – это быть рядом со всеми». Правда, как тут же оговорилась она: «Величайшее искушение – с распахнутыми объятиями встречать каждый запрос на финансирование любой активности вместе с церковью».

Сегодня в Англии верующих меньше — доходы англиканской церкви больше.

Хотя верующих в церковь ходит все меньше, денег они приносят все больше. В 2015 г. (последний год, за который пока что отчиталась церковь) доходы от 12 600 приходов Англиканской церкви пробили планку в 1 млрд и составили 1,03 млрд фунтов. 57,2 млн было собрано во время богослужений, немало получено в виде грантов, доходов от имущества и разовых пожертвований. А основная часть, более трети, – регулярные отчисления верующих. Траты тоже оказались рекордными. Треть полученных от приходов денег перечислена епархиям, около десятой части ушло на зарплату, ремонт, текущие расходы. И все равно профицит составил 54,4 млн фунтов. Но в этот миллиард не входят доходы, которые приносит Англиканской церкви ее инвестиционный фонд. Эти средства тратятся, например, на поддержку убыточных приходов, содержание аппаратов епископов и архиепископов, спецпроекты вроде программ для школьников или основания новых церквей, выплату пенсий ушедшим на покой до 1997 г. Тем, кто стал пенсионером после 1998 г., сейчас перечисляют деньги епархии, а управляет ими пенсионный совет Англиканской церкви, объясняется на ее сайте.

Не актив, а грех.

Мингелла намерена расширить число «греховных активов». Одна ее жертва – добывающая промышленность. Фонд будет обращать все больше и больше внимания, какими методами ведется добыча. В 2015 г. он уже отказывался от бумаг компаний, участвующих в добыче сланцевой нефти. Другая цель – борьба с глобальным потеплением. «Думаю, мы перейдем на новый уровень в вопросах добычи ископаемых и изменения климата, мы скажем: «Смотрите, тут есть красные линии», как мы это сделали, например, избавившись от вложений в ряд компаний, оказывающих влияние на климат», – объяснила Мингелла Church Times.

Это не пустые угрозы. В январе прошлого года, еще при ее предшественнике, Англиканская церковь и ряд других инвесторов запустили программу Transition Pathway Initiative. Ее участники управляют активами на $5 трлн, утверждается на ее сайте. Они обращают внимание на экологичность работы компаний и регулярно выпускают отчеты вроде «качество управления и уровень выбора диоксида углерода автопроизводителей».

Заключает церковь и локальные союзы, ради праведности инвестиций. В прошлом году акционеры ExxonMobil, в том числе церковь, сговорились. На собрании в мае 62,3% проголосовали за то, чтобы компания регулярно публиковала отчет, как меры по борьбе с изменением климата меняют ее бизнес. Мингелла до последнего беспокоилась, как поведет себя топ-менеджмент, признавалась она Church Times. Но в декабре компания сдалась и официально анонсировала выпуск этих отчетов. Мингелла обещает инвестировать в экологичные проекты: «Это могут быть инвестиции в возобновляемую энергетику, очистку сточных вод, <...> где мы не жертвуем финансовой отдачей, но удовлетворяем особые социальные нужды».

Особенно бескомпромиссна Мингелла в вопросе гендерной диверсификации, пишет FT. Если в совете директоров женщин менее 30%, ее фонд голосует за отставку председателя комитета по назначениям. Если меньше 25% – против комитета в полном составе.

«На инвесторах лежит ответственность <...> думать, чему в конечном счете способствуют их деньги», – убеждала Мингелла FT. А для Church Times добавила: «Мы контролируем работу [компаний]. Мы регулярно выпускаем документы, в которых говорится: «Мы оценили вас. Вот где вы находитесь. Вот что вам нужно улучшить». Так что у них нет иллюзий по поводу того, чего мы ждем от них, если они хотят наших инвестиций». «Порой за этичное инвестирование приходится платить свою цену, нам надо [смириться] с этим. Но на самом деле не всегда это негативный фактор: порой компании, которые ведут себя этичнее, показывают результаты лучше», – утешает она.

vedomosti.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: