Владимир Познер: отравление Скрипаля очень выгодно врагам Путина, поэтому Тереза Мэй отказалась от совместного с Россией расследование.

В категориях: Аналитика и комментарии,Политика, экономика, технология

позне1

Если бы кто-то сильно хотел навредить Путину сегодня, то лучшего варианта, чем такое отравление трудно придумать: сделано очень грубо, но пока работает эффективно.

Журналист Владимир Познер рассказал Алексею Пивоварову и Тихону Дзядко в программе радиостанции "Эхо Москвы" «На троих» о том, почему отравление бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля могло быть выгодно врагам Путина.

Алексей Пивоваров: Про другие актуальные новости, конечно, не самые приятные. Дело об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери. Запад говорит, что все ясно. Highly likely, что за отравлением стоит Россия.

Владимир Познер: Весьма вероятно.

А.П.: Весьма вероятно, да. Что вам ясно в этой истории?

В.П.: Ничего не ясно. Я был в Англии, когда все это произошло. Во-первых, скорость, с которой определился вектор, была поразительна. Для меня, как для журналиста, было сразу понятно, что это решено, что это, конечно, русские. А если более точно, то это, конечно, Путин. Я по этому поводу подумал вот что: можно не любить Путина, но он не дурак. Все смотрят на Россию последнее время, из-за его, Путина, выступлений, из-за его речи перед Федеральным собранием, выборов, ну и Чемпионат мира по футболу. Как человек, который работал в КГБ, который возглавлял ФСБ, который знает все эти вещи, он конечно понимает, что всегда есть опасность, что такая штука будет раскрыта. Это ему выгодно, чтобы раскрыли сейчас? Но только наоборот.

Если бы я хотел подставить Путина как следует, я бы это сделал. Это совершенно точно. Никакого смысла, никакой логики в этом нет. Ты хотел достать этого человека, который был предателем, но не в этот момент. Ну никак — это просто неправильно, это глупо. И так скорость, с которой обвинения сделаны и тон, и ультиматум. Ведь они понимают, что на ультиматум не будет ответа. Это же понятно, не надо быть большим государственным деятелем. Не только с Россией, вообще с любой страной. Если завтра менять, то реакция всегда будет такой. Я начинаю думать: мы специально как-то хотели спровоцировать? И действительно не ответили. И потом, сегодня министр обороны Великобритании, который говорит: «Пускай Россия заткнется и исчезнет».

А.П.: А та уйдет и заткнется.

В.П.: Ну и что это? Это же понятные последствия. Я только надеюсь, что хватит ума не реагировать, не выгонять английских дипломатов. Кстати, почему 23, а не 21 или 26 — тоже не понятно. Бог с ним. Оказаться выше этого, не влезать в эти детские игры. Но понять. Я думаю, что когда-нибудь мы узнаем точно, что там было.

А.П.: Я боюсь, не скоро.

Тихон Дзядко: Вас правда удивляет, что столь быстро были сделаны выводы о том, что это Россия?

В.П.: Да.

Т.Д.: А вам не кажется, что в ситуации, когда власти России, причем на самом высоком уровне, за последние годы очень часто отрицали свое участие и присутствие в различных историях. Есть ваши войска в Крыму? Наших войск нет. Спустя несколько месяцев — мы и не скрывали, что они там были. Ситуация с «Боингом» — нет, это не мы сделали, это испанские диспетчеры, это украинский истребитель — все, что угодно, чего там не было. Ситуация с допингом — никакой допинговой системы в России нет. Цензура есть? Цензуры нет. Давление есть? Давления нет. Хотя есть огромное количество доказательств, что это есть. Не логично ли, не естественно ли, что в этой ситуации, когда отравление бывшего русского ГРУ-шника, предателя, несомненно, странным образом травят в Великобритании. Конечно, первые выводы — в отношении России.

В.П.: Я могу понять реакцию, но не могу понять лидера страны. Это - разные вещи все-таки. Он, лидер страны, премьер-министр в данном случае, должен очень хорошо подумать, что он говорит. Я с вами совершенно согласен, с тем, как вы рассуждаете. Вы еще не сказали о Литвиненко — туда же. Я еще раз говорю: руководитель страны должен иметь больше оснований для этого, кроме вот этих вещей, потому что это не основания — это основания для сомнений, для недоверия, но не более того. Когда в ответ на первоначальные выступления российская сторона говорит: «Дайте нам образец, давайте мы вместе это рассмотрим, давайте хоть поработаем вместе». А им говорят: «Да пошли бы вы подальше». Не убедительно. А то, что наше руководство весьма часто говорит полуправду или неправду, это конечно.

А.П.: Вас бы убедил образец, если бы он был предъявлен?

В.П.: Я не знаю, для чего они его хотели. Но мне один человек, специалист, объяснил, что эти нервно-паралитические газы производятся и в Америке, и в Англии, там очень мощная английская лаборатория. Но они, газы, имеют свой знак, отпечаток и можно сказать: этот из Америки, этот из Англии, а этот из России. И что этот газ имел российское происхождение. Если бы я был злодеем, который хотел бы достать Путина, если бы я мог, я бы в своей лаборатории сделал именно такой знак, газ. Наверное, наших хотели проверить: на самом деле наши или нет? Для начала. Из наших лабораторий или нет? Если да, то как это попало туда, каким образом? Действительно потеряли контроль? Крадут это? Не дай бог. Почему не дали — не понятно.

А.П.: Действительно, непонятно.

Т.Д.: Про логику вы говорите, что для России нет логики совершать это перед выборами, перед Чемпионатом мира.

В.П.: Для Путина.

Т.Д.: Для кого тогда есть эта логика?

В.П.: На мой взгляд только для врагов Путина.

А.П.: Внутри России или вне России?

В.П.: Все равно. Может быть и внутри. Это не имеет значения для меня. Если вы хотите навредить Путину сегодня — это классно. Внутри, снаружи — этого я не знаю.

А.П.: А вы допускаете, что внутри России есть настолько могущественные силы, которые могут проделать такое без ведома Путина?

В.П.: Допускаю.

rtvi.com

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: