Стив Возняк: «Цифровая революция делает нас все более одинаковыми».

В категориях: Аналитика и комментарии,Интересное рядом,Социология, культурология, история

цифра

Илья Носырев.

Со основатель самой дорогой компании мира — Apple — и разработчик первого коммерчески успешного персонального компьютера объяснил РБК, почему люди не станут бессмертными, не превратятся в киборгов и не отдадут рабочие места роботам.

Стив Возняк — один из самых известных деятелей ИT-индустрии. В 1976 году он вместе со Стивом Джобсом и Рональдом Уэйном основал компанию Apple, вскоре выпустившую на рынок первую модель одноименного компьютера (считается, что «железо» для компьютера Возняк разработал практически в одиночку). Сейчас Стив Возняк работает как инженер и ученый, сотрудничая с рядом компаний и некоммерческих объединений. Также он известен как футуролог: например, Возняк еще в 1982 году сумел предсказать появление в будущем переносных ПК (ноутбуков). Он и сейчас считается одним из ведущих экспертов в сфере развития технологий. Москву Стив Возняк посетил 4 апреля 2018 года для участия в конференции «АМОКОНФ-2018», организованной компанией amoCRM.

«Мне искренне жаль, что развитие компьютеров привело к появлению средств слежки»

— Мистер Возняк, как вы считаете, какие технологии изменят мир в ближайшие годы?

— Не могу сказать, что знаю какие-то секретные технологии — обо всех самых важных на сей день и вы, и я слышали сотни раз. По мере того как закон Мура (наблюдение основателя Intel Гордона Мура, согласно которому число транзисторов, умещающихся на чипе, удваивается каждые два года. — РБК) подходит к своему пределу, все большее внимание будет уделяться не «железу», а разработке новых программ, оптимизации алгоритмов, обработке данных и всему, что позволит компьютерным технологиям приносить больше пользы людям. Это, в частности, блокчейн, позволяющий совершенно иначе, чем раньше, отслеживать все действия пользователей внутри системы, а также построенные на нем платежные каналы. Также это машинное обучение (класс методов создания искусственного интеллекта, характерной чертой которых является не прямое решение какой-либо задачи, а обучение в процессе решения множества сходных задач. — РБК), которое будет играть все возрастающую роль в нашей повседневной жизни.

Но у любой пользы есть обратная сторона — общество становится «пластиковым»: мы все больше похожи друг на друга, в нас все меньше креативности, индивидуальности, независимости. Даже дома, в которых мы живем, в основном одинаковые. И цифровая революция делает нас все более зависимыми от технологий и в чем-то более одинаковыми.

— Насколько обоснованны опасения, что Большой брат, используя «большие данные», будет знать о нас буквально все? Государства, компании и другие заинтересованные лица уже активно следят за людьми через их же электронные устройства.​

— Я считаю эту проблему очень важной, очень серьезной. И мне искренне жаль, что развитие компьютеров, к которому я приложил руку, привело к появлению таких средств слежки, о которых многие люди даже не подозревают. Я всегда был привержен либеральным ценностям и, как вы знаете, являюсь одним из основателей Electronic Frontier Foundation — некоммерческой организации, которая, в частности, защищает права людей на то, чтобы компании не предоставляли их личную информацию третьей стороне. Конституции различных стран определяют, что правительство может делать, а чего не может. И в законодательстве многих стран закреплено право людей на неприкосновенность частной жизни — никто не имеет права, скажем, прослушивать телефонные разговоры и наблюдать за тем, что они делают у себя дома, без санкции суда. И мне не нравится, что современные технические возможности позволяют легко нарушать то, что старается гарантировать нам закон. Однажды людям придется начать борьбу за свои права — встать и сказать государству: так не пойдет.

— Станут ли в будущем киберпреступления намного более опасной угрозой, чем сейчас?

— Киберпреступления год от года становятся все более масштабными и опасными, и в ближайшем будущем ситуация будет лишь обостряться. Я думаю, что мы должны поскорее ограничить возможности их совершения — как это ранее произошло с другими видами преступлений. Надо успеть это сделать, пока ситуация не вышла из-под контроля. Конечно, никогда не получится свести к нулю вероятность, что кто-то взломает сеть, которой вы пользуетесь, украдет оттуда ценную информацию, ваши деньги, личные данные или каким-нибудь другим образом навредит людям. Как не получается свести к нулю, скажем, случаи угона автомобилей. Но со временем мы сможем, например, построить блокчейн-систему, в которой любое серьезное действие будет требовать подтверждения со стороны пользователей. Такие системы будет почти невозможно взломать. Сейчас они невозможны в силу технических ограничений, но я уверен, что рано или поздно они появятся. Правда, чтобы они работали, нам постепенно придется перестроить весь интернет. Зато он станет по-настоящему безопасным.​

Вершки и корешки

Стивен Гэри Возняк родился 11 августа 1950 года в Сан-Хосе (Калифорния). Владел 45% акций Apple Computer (ныне Apple Inc.), но к настоящему моменту у Возняка осталось менее 1% бумаг компании. В 1981 году попал в авиакатастрофу, после чего отошел от участия в управлении Apple. Впоследствии Возняк занимался рядом проектов, большинство из которых так и не стали коммерчески успешными. В 2002 году Возняк стал со основателем Wheels of Zeus («Колеса Зевса») — «поисковика по физической реальности», который помогал бы людям находить нужные им повседневные предметы. Технология проекта использовала GPS-ярлычки, которые можно было прикрепить к чемодану или ключам, и специальное поисковое устройство, которое могло бы отслеживать местонахождение этих предметов. Проект сумел привлечь $6 млн от венчурных компаний, но раскрутиться так и не смог. В 2006 году он прекратил работу. Позже Возняк участвовал в таких проектах, как Acquicor Technology, Fusion-io и Primary Data, в большинстве из которых занимался руководством научными разработками. Но пока все эти проекты не превратились в масштабный бизнес.

Возняк не был официально уволен из Apple и продолжает числиться среди сотрудников, получая от компании зарплату $120 тыс. в год и появляясь на некоторых официальных мероприятиях. Как объясняет сам Возняк, по условиям его контракта с компанией, единственным человеком, который мог его уволить, был Стив Джобс.

В 2017 году состояние Возняка оценивалось в $100 млн — скромная цифра по сравнению с $11 млрд, которыми владел его бывший партнер Стив Джобс на момент своей смерти в 2011 году. Впрочем, сам Возняк не считает деньги мерилом жизненного успеха. «Я не инвестирую. Я не занимаюсь такими делами, — рассказал Возняк в интервью Fortune в прошлом году. — Я не хочу быть рядом с деньгами, ибо они могут разрушить мои ценности».

rbc.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: