Эмоциональность – это сущность христианской проповеди.

В категориях: Наставь и научи,Слово Божье к человеку

эмоциона

Алекс Д. Монтойя

Эмоциональность - это сила, напористость, энергия и жизнь в изложении проповеди. Без эмоциональности проповедь превращается в лекцию, доклад или нравоучение. Если нет эмоциональности, нет и проповеди. Известный баптистский проповедник У. А. Крисуэлл утверждает: «Проповедь - это не сочинение, где высказывается альтернативное мнение, чтобы люди рассмотрели его на досуге. Это встреча с всемогущим Богом. Проповедовать нужно пламенно, в силе Святого Духа». Послушайте, что ещѐ говорит Крисуэлл:

Невозможно читать Новый Завет без ощущения, что новозаветные проповедники были буквально заряжены силой Евангелия и сражены чудом великого откровения, которое было им доверено.

Если человек, которому доверена величайшая в мире весть, может быть безразличным, вялым и скучным, то с ним что-то не в порядке. Кто поверит в то, что добрая весть, которую принѐс проповедник, в буквальном смысле является самой важной в мире, если о ней говорится без энтузиазма, огня или запала; если сам вестник         равнодушный, невоодушевлѐнный, разбитый духовной комой. Всем своим видом и отношением отрицает то, что произносит устами?

Проповедь не может быть сухой, потому что она тесно связана с природой Самого Бога и с проявлением Его любви к человечеству. Ваши переживания во время изучения Слова и во время проповеди за кафедрой похожи, однако есть и отличие. Изучение Слова - это обнаружение истины, а во время проповеди вы делитесь этой истиной. То, что всю неделю в вас кипит, в воскресенье льѐтся через край за кафедрой. Как можно проповедовать такие величественные истины, как обыденные и заурядные факты?

Что такое проповедь? Зажигательная логика и убедительная аргументация! Есть ли здесь противоречие? Конечно, нет. Аргументы в пользу этой Истины должны быть самыми убедительными, как, например, у Апостола Павла. Теология должна быть пламенной, иначе, я считаю, мы имеем дело с ущербной теологией или, по крайней мере, с неправильным еѐ пониманием. Проповедование - это теология, прошедшая через разум и сердце человека. Познав и приняв Истину, он не может молчать. И я вновь повторяю, что человек, который может бесстрастно говорить об Истине, не имеет никакого права подниматься на кафедру.

Каждый проповедник должен обратить внимание на это предупреждение. И тогда он сможет избавить и себя, и своих слушателей от многих бед.

Один проповедник, взглянув на аудиторию, заметил пожилого мужчину, задремавшего во время его речи. Он обратился к маленькому мальчику, сидящему рядом со спящим, сказав: «Малыш, не мог бы ты разбудить своего дедушку?» На что мальчик ответил: «Почему бы вам этого не сделать? Ведь это вы его усыпили!» Хорошо сказано! Если мы усыпляем людей, то мы должны и будить их. На протяжении многих лет я больше всего боялся быть скучным, нудным проповедником. Как же столь многие из нас могут так монотонно бубнить за кафедрой, что наши слушатели засыпают?

За кафедрами слишком много скучных, равнодушных проповедников. Некоторые из них очень благочестивые люди, и всѐ равно слушать их скучно. Благочестие -     это требование ко всем руководителям, но пламенная проповедь - это дополнительное требование ко всем проповедникам. Мне нравятся слова Чарльза Сперджена: «Мы должны рассматривать людей, как дрова и жертвенник, много раз пропитанный заботами недели, на который, подобно тому пророку, мы должны просить Бога послать огонь с неба. У равнодушного проповедника и слушатели будут равнодушными. Нельзя ожидать, чтобы служители и члены церкви ехали поездом, если избранный ими пастырь всѐ ещѐ едет в старой телеге.»

И, говоря о скучных проповедниках, подумайте над этим обвинением:

Унылый проповедник - это нонсенс. Какое может быть уныние, когда речь идѐт о    великом послании Библии? Нет более интересной, волнующей и захватывающей темы, и если проповедник излагает еѐ с унылым видом, я глубоко сомневаюсь в   его искренности и вере в то, что он провозглашает. Наше поведение часто выдаѐт нас, Бог запрещает нам провозглашать Его Слово равнодушно и безжизненно!

Что случилось с пламенностью?

Почему так много скучных проповедников? Как случилось, что Церковь унаследовала так много проповедников, настолько не похожих на ранних глашатаев, своей проповедью изменивших мир? У нас нет никаких причин быть скучными за кафедрой. Среди факторов, приведших к проповеди, лишѐнной огня, можно назвать следующие:

Причины потери пламенности

  • Подражание семинарским преподавателям
  • Интеллектуальность
  • Неопытность в жизни
  • Сдержанность личности
  • Незнание аудитории

Подражание семинарским преподавателям. Мы опрометчиво подражаем нашим семинарским профессорам, которые, по большей части, не являются одарѐнными проповедниками. Эти учѐные мужи отлично знают свой предмет (языки, богословие, археологию и т.д.) и обучают нас тонкостям текста, но они не имеют постоянного графика проповеди.

В закрытой учебной среде содержание имеет большее значение, чем изложение, и некоторые преподаватели гордятся глубиной, а не методом передачи своих знаний. Формат семинарии допускает это, и студента к усвоению информации в значительной степени побуждают система оценок, стремление окончить учебное заведение и стоимость обучения. Однако многие из нас не меняют такой подход, даже когда закончат семинарию. Мы применяем формат лекций к проповедям и ожидаем от членов церкви такой же мотивации и такой же готовности получать огромное количество информации, которую мы приготовили для них, как будто они студенты семинарии. Однако, как уже отмечалось, лекция и проповедь - это не одно и то же!

В некотором смысле семинарская лекция представляет собой сжатый материал, лишѐнный примеров или наставлений о применении. Это «сырое» Слово. Лекция обычно хорошо спланирована, что делает еѐ удобной для конспектирования, а также для упорядочивания материала. К тому же задача понять и запомнить материал лежит больше на студенте, чем на преподавателе. Кроме того, аудитория в классе более однородна по своему составу, чем в церкви. Студенты имеют одну веру, одно призвание, одинаковую способность к обучению и одинаковый словарный запас!

Церковь же значительно отличается от семинарской аудитории. В ней задача донести смысл проповеди полностью ложится на плечи проповедника. Аудитория может состоять из самых разных людей - спасѐнных и неспасѐнных, дружелюбных и враждебно настроенных, маленьких детей и пожилых людей, образованных и необразованных, богатых и бедных, готовых слушать и подчиняться и совершенно безразличных. Такая ситуация требует совершенно другого стиля изложения. Вот, где нам нужна пламенная проповедь!

Алекс Д. Монтойя, «Пламенная проповедь», Славянское Евангельское Общество, 2006. Перевод: О. Рубель Редакция: М. Ряба Техническая редакция: В. Сафаров Общая редакция: С. Омельченко. P.O. Box 2607, Grand Rapids, MI 49501, U.S.A.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: