Исторический взгляд на проблемы здоровья.

В категориях: В здоровом теле,Возрастая в личной жизни

здрав

Занимательное здравоохранение.

Сергей МИНАЕВ

С исторической точки зрения медицинская практика весьма увлекательна. Например, древнеегипетские врачи во второй половине третьего тысячелетия до нашей эры умели диагностировать кожные и глазные заболевания — ввиду доступности органов для исследования. Ну а внутренними болезнями занимались жрецы. Заметим, что сейчас, несмотря на расцвет здравоохранения в развивающихся странах и рост расходов населения на медицину, с диагностикой тоже не все гладко. Доскональная проверка сельских больниц в Индии и Китае выявила, что там первоначальный диагноз оказывается верным только в 12% случаев.

Так или иначе, в Древнем Египте врачи считались продвинутыми учеными — в отличие от жрецов. Первый врач, упоминающийся в истории, Имхотеп не только лечил людей и писал труды по патологии и физиологии, но и проектировал пирамиды. А также был специалистом по астрологии. Тем не менее, важнейшими лекарствами признавались фиги и касторовое масло. И хотя египтяне практиковали мумифицирование, их познания в человеческой анатомии, как полагают, были минимальными (по крайней мере, до Имхотепа).

В Ассирии и Вавилоне медицина была основана на демонологии и магических процедурах. Сохранилось терракотовое изваяние желудка, который считался вместилищем души, а также объектом-указателем воли богов. Также врачи занимались толкованием снов — тоже как свидетельства божественного соизволения. Одним из главных медикаментов считалась вода — носитель, полный сакрального смысла.

Древнееврейская медицина трактовала болезни как проявление божьего гнева. Однако в Библии упоминается, что раны следует лечить вином и маслом. А постоянно повторяющееся там слово «проказа» указывает на разные кожные болезни, например, псориаз.

В Индии прославились как минимум два врача — Сушрута (IV век до н. э.) и Чакрата (II век до н. э.). Сушрута оставил вполне внятные описания симптомов малярии, диабета и туберкулеза. А в качестве анестезии рекомендовал коноплю.

В античное время славились своим искусством индийские хирурги. Например, они проводили успешные операции по коррекции формы носа. C распространением буддизма анатомические исследования были запрещены, затем традиционные практики прервало мусульманское завоевание Индии, однако труды древнеиндийских классиков попали на Запад и повлияли на европейскую медицину.

Четыре тысячи лет назад китайские врачи придумали теорию иглоукалывания: болезнь мешает свободному перемещению энергии в теле, а иглы - это перемещение восстанавливают.

Грек Алкмеон (VI век до н. э.), которого считают первым биологом, выдвинул версию, что человеческий мозг является вместилищем чувств, а также имел представление о нервах, венах и артериях. Гиппократ, вслед за Алкмеоном опровергавший представление о болезни как каре богов, установил связь между человеческими недугами и состоянием природной среды.

Аристотель прославился, кроме прочего, своим увлечением: он препарировал различных животных, и его называют основателем сравнительной анатомии. Древнеримский врач Гален (тоже грек по происхождению) исследовал, в частности, человеческие мышцы и позвоночник и вообще считался создателем медицины наряду с Гиппократом.

Угорь в ухо

В Англии XII–XIII веков королевой наук признавалась теология. Юриспруденцию называли «наукой погони за прибылью», и примерно такое же представление формировалось о медицине. Во всяком случае, вопрос о соотношении здравоохранения и денег становился весьма актуальным. При этом желающие постигать врачебную премудрость уезжали за рубеж.

Вариантов было два: медицинская школа либо во французском Монпелье, либо в итальянском Салерно. Второе заведение считалась более престижным. Об этом косвенно сообщается в сочинении Марии Французской «Два любовника». Король, не желавший расставаться со своей дочерью, выдвинул условие — жениться на принцессе может только тот, кто на руках отнесет ее на вершину ближайшей горы. Многие пытались, но никому не удалось пройти больше половины пути. Наконец, принцесса влюбилась и придумала для возлюбленного план, чтобы выполнить требования отца: «У меня есть тетя в Салерно, она богата и живет там 30 лет. Она занимается врачеванием и настолько поднаторела, что знает все о лекарствах — всяких травах и корешках. Передай ей мое письмо и расскажи всю историю. Тетя даст тебе лекарство, которое чрезвычайно увеличит твою силу». Молодой человек так и сделал, он возвратился весьма возмужавший, да еще и принес чашу с остатками препарата. Принцесса со своей стороны попыталась облегчить возлюбленному задачу и, пока тот отсутствовал, здорово похудела. И вот жених понес ее на гору, и так воодушевился, что даже не останавливался, чтобы принимать лекарство из Салерно. В результате, добравшись до вершины, он, совершенно обессиленный, умер.

Заведение в Салерно приобрело свою репутацию, благодаря тунисскому мусульманину, который после обращения в христианство стал известен в Европе как врач Константин Африканский и в какой-то момент переехал в Салерно. Он перевел на латинский язык труды арабских и древнегреческих авторов. Стоит также упомянуть, что богослов Иоанн Солсберийский едко высмеивал тогдашних медиков: потерпев неудачу в начале карьеры, они едут в Монпелье или Салерно, после чего дела идут в гору. Они без конца цитируют Гиппократа и Галена, а на самом деле хорошо знают только две вещи (заметим от себя, и сейчас очень актуальные): не лечить бедных и брать деньги в момент приступов боли.

Но все эти насмешки не помешали успехам медицины. Английские короли очень увлекались высокооплачиваемыми докторами. В начале XII века король Генрих I пригласил сразу трех врачей — принявшего христианство испанского еврея Питера Альфонси и двух итальянцев, Гримбальда и Фабрициуса (тот стал аббатом Абиндона). А к концу столетия Ричард I уже имел двух английских врачей — Уорена и Мэтью, которые учились как раз в Салерно.

Вообще, к XIII веку медицинская школа Салерно с ее воззрениями стала в Европе главной. Человеческий организм, учили в Салерно, состоит из четырех частей, каждая из которых имеет собственные источники снабжения. Мозг снабжается нервами, сердце — артериями, желудок — венами. К гениталиям подводится сперма, которую вырабатывает и мужское, и женское тело. Без первых трех частей человеческое тело перестанет существовать, а без четвертой — перестанет существовать все человечество.

Человек больше похож внешне на обезьяну, чем на свинью, но внутренние органы у него полностью свиные (точка зрения, которую в какой-то степени разделяет современная хирургия трансплантаций).

Рецепты были такими: «При глухоте. Возьмите жирные остатки угря, приготовленного для еды. Добавьте сок фиалки и муравьиные яйца, смешайте, залейте маслом и обжарьте. Далее заправьте вином или уксусом — по желанию. Залейте получившуюся микстуру в здоровое ухо и заткните оглохшее. Положите больного на здоровое ухо». Четкость указаний в таких рецептах, казалось бы, свидетельствовала: прошли те времена, когда люди верили в чудесные исцеления.

Однако наиболее распространенный поворот в историях с исцелениями — тот или иной святой ставит на ноги человека, когда докторам это не удалось. С

другой стороны, перед тем, как отправиться по святым местам, больной все же обращается к медикам.

Брадобрей — хирург — джентльмен

В конце XVIII проблема болезней и смертности была в Европе одной из главных. В Англии люди в среднем питались лучше, чем во Франции. Однако это прежде всего относилось к 5% населения с самыми крупными доходами — землевладельцам, купцам и тем, кого называли профессионалами (в том числе к врачам). Разумеется, пища была не всегда здоровой — слишком много алкоголя и мяса и слишком мало овощей. Однако они получали намного больше калорий, чем беднейшие граждане (20% населения), как правило, занятые тяжелым физическим трудом. Отсюда значительная ранняя смертность — недоедание делало организм особенно восприимчивым к болезням. Во Франции беднейшие слои населения питались еще хуже и еще больше были подвержены разного рода недугам.

В Англии, в связи с промышленной революцией, участились эпидемии: в городах, куда была направлена массовая миграция, экология и санитарные условия, мягко говоря, были далеки от идеальных (во всяком случае, по сравнению с сельской местностью). Так, в Лондоне смертность в возрасте 20–39 лет была самой высокой в стране.

Следует сказать, что в то время общественное сознание сильно занимал вопрос, кого считать джентльменом. Тут многое зависело от дохода. И на фоне проблем со здравоохранением деньги и медицина оказались тесно увязаны друг с другом.

Логика была такая. Работник получает £20 в год в качестве зарплаты — естественно, не джентльмен. Землевладелец с £500 дохода — конечно, джентльмен.

Выяснилось, что доктора зарабатывают очень прилично. По крайней мере, терапевты безусловно считались джентльменами. С хирургами было сложнее. До 1745 их профессия вообще именовались «брадобрей-хирург», так что в джентльмены они не годились. А вот просто «хирург» — другое дело. Потому что хирурги стали получать наравне с терапевтами. Даже аптекарей приняли в джентльмены — заработки существенно выросли.

Так что история показывает: уровень здравоохранения тянет за собой доходы медработников и, соответственно, их социальный статус. Что отвечает позиции Всемирного банка.

Коммерсантъ. 13 мая 2018 года.

demoscope.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: