Кому в Украине, России и в мире выгодна война и вражда на Украине?

В категориях: Аналитика и комментарии,Политика, экономика, технология

майдан

Константин Владимирович на "Эхо Москвы".

Константин Ремчуков, главный редактор «Независимой газеты».

М.Максимова ―  В Киеве сегодня сказали, что готовы 23 человека обменять. Это вице-спикер Верховной рады Ирина Геращенко сказала. У нас Песков сказал, что он не будет это комментировать. То есть это всё пока на уровне слухов, или действительно всё к этому идет?

К.Ремчуков― Механизм мы же видим, что, чтобы снять какую-то напряженность перед любым событием, либо надо просто, чтобы реанимировать «нормандский формат, либо придать импульс переговорам, либо «Северный поток-2» чтобы пошел… Мы же не знаем, чего там Меркель говорит Путину, до конца, какие требования, почему она может настаивать, чтобы транзит через Украину сохранялся, и Путин говорит: «Да, он сохранится». На следующей день украинцы объявляют, что они повысят плату за транзит заметно. Ну, значит, застопорилась вся эта система.

Поэтому тут одно из двух: либо это для того, чтобы урегулировать и были какие-то обменные карты, кто кого, на кого меняет и снятия напряжения; либо, наоборот, это делается для того, чтобы не было шансов ничего урегулировать, так глубоко всё закапывается в войну, что те силы, которые не хотят мира…

Мы же исходит все-таки реалистически, что наверняка очень много влиятельных сил в политике, бизнесе, в военных кругах, спецслужбах и в России и в Украине не хотят урегулирования этой проблемы, поскольку для них это очень выгодное состояние войны, это большие деньги, большие звания, большие награды. И вообще, от ухудшения отношений России с миром много выигрывает людей. Расширился доступ к государственным финансам. Если надо было раньше типа зарабатывать денежки, а сейчас говорят: «Мы тоже пострадавшие, значит, обрусевшие». И вот эти обрусевшие Ротенберги получают доступ к большим проектам. Там тоже даже прибыль есть. Даже если нормальные прибыли, то от 4 миллиардов долларов проект какой-то, то если даже 10% законные – 400 миллионов. Неслабо.

Поэтому я исхожу из того, что есть силы, которые хотят урегулировать отношения и вывести Россию из изоляции и конфликта с Западом, а есть силы, которые всячески этому препятствуют. Поэтому я не могу до конца понять, когда такие сроки дают. С одной стороны, Савченко тоже, по-моему, срок дали, а потом взяли и обменяли. Ей же дали, она не просто сидела, а ей дали срок, потом взяли и обменяли. Она стала там депутатом, героем. Сейчас, правда, тоже сидит, по-моему, да?

М.Максимова― То есть это в кавычках можно сказать, хороший сигнал?

К.Ремчуков― Я не знаю, это, может быть, и хороший. Может, я не понимаю до конца. Я знаю, что есть реальные силы, которые противостоят друг другу. Кто-то хочет разрядки, кто-то хочет углубления. Потому что если будет продолжаться конфликт с Западом, то сползание России в модель СССР по периметру начнет рано или поздно железный занавес более полно вырастать, еще меньше будет ответственность за свои поступки и за границей и внутри страны…

Меня, конечно, волнует, что ухудшение отношений к Западом ведет к тому, то резко ухудшается внутриполитическая демократия, потому что невозможно ни к чему апеллировать, потому что ты говоришь: «Вот тут беззаконие», а говорят: «А у них, что - законие?» — потому что мы видим, как много беззакония творится везде. Эта риторика пропагандистского обмена взаимными обвинениями, какая была в период «холодной войны», она сейчас тоже создает крайне неблагоприятную атмосферу, поскольку запрос на информацию существенно меньше, чем запрос на пропаганду. И в этих условиях, конечно, жизнь спрямляется, она становится более примитивной.

echo.msk.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: