Родительство превращается в весьма дорогостоящий и почти бессмысленный проект.

В категориях: Аналитика и комментарии,Возрастая в личной жизни,Моё домохозяйство,Социология, культурология, история

Kids playing with the ball

В России, как и во всем мире, растет цена родительства.

Денис Драгунский.

В предыдущую эпоху встроены конфликты, которые определят лицо эпохи последующей. Это касается не только социальных революций, но и навыков повседневной жизни. Впрочем, именно простые навыки, а вовсе не воззвания и перевороты, определяют картину мира.

В последнее время я чувствую, что в обществе – пускай не во всем, а в достаточно благополучной его части – нарастает усталость, связанная с родительством.

Со всеми новыми обузами и затратами, от эмоциональных до материально-финансовых, которые родительство влечет. Недавно вышла убедительная книга Анны Шадриной «Дорогие дети» (М, НЛО, 2017) с подзаголовком: «сокращение рождаемости и рост «цены» материнства в XXI веке». Добавлю – и отцовства тоже. Потому что на детей – подчас на одного ребенка – надо зарабатывать всей семьей, подключая бабушкину пенсию. Затраты растут год от году: одежда и обувь непременно модные, а то одноклассники засмеют; платные школы, курсы, кружки, репетиторы; спортивные секции (спортивная одежда и инвентарь тоже денег стоят и тоже должны быть непременно «брендовые»); летние лагеря, детский и подростковый туризм; о разнообразных гаджетах и девайсах я уж не говорю.

Плюс к тому детей, как вдруг оказалось в конце ХХ века, нельзя оставлять без присмотра чуть ли не до 14 лет (в некоторых странах) – под страхом изъятия детей из семьи и чуть ли не уголовного наказания. Но даже в России, где нет таких жестоких антиродительских законов – все равно традицией стало отвозить ребенка в школу, встречать его из школы, потом везти на спортивную секцию или на какие-то дополнительные занятия.

Ближе к концу уроков школьные дворы запружены родителями, а окрестные переулки – заставлены машинами: родители приехали за детьми. В книге Фриды Вигдоровой «Мой класс» (1949), когда за одним мальчиком, внуком профессора, один раз приезжает машина отвезти его из школы домой – это становится сенсацией года, уморительным нонсенсом, предметом шуток и обсуждений среди ребят и учителей. Думается, если сейчас за школьником не приедет мама на машине, это станет такой же сенсацией.

Что же получается?

С одной стороны, общество заставляет опекать детей так сильно, тотально и повсечасно, как опекают слабоумных, недееспособных, фатально безответственных.

Но, с другой стороны, то же самое общество в лице психологов и консультантов всех мастей, упрямо талдычит родителям, что ребенок имеет все права взрослого: на личное пространство, на собственное мнение, на неподчинение правилам, которые ему не нравятся; имеет право требовать от родителей все новых и новых игрушек – гаджетов, модной одежды, лакомств, развлечений и т.п.

Возникает неустранимое и раздражающее противоречие. Тотально опекаемый должен подчиняться опекуну; самостоятельный не нуждается в тотальной опеке. Иначе приходится признать, что перед нами некое волшебное существо, принц своего рода, которому мы обязаны служить верой и правдой, а он в ответ не обязан буквально ничего, напротив, он предъявляет всё новые и новые требования (и лично, и через психологов). Возникает феномен «педолатрии» — то есть истового, почти религиозного служения ребенку, который становится объектом культа, требующего жертвоприношений, бдений, постов и паломничеств.

Родительство превращается в весьма дорогостоящий и громоздкий, но при этом почти бессмысленный проект. Почему бессмысленный? Потому что и родителям, и детям уже два или три десятка лет втолковывают, что ребенок никому ничего не должен. Не только материально не должен помогать родителям, но и эмоционально поддерживать – не должен тоже. Возникает миф о т.н. «токсичных родителях» — то есть тех, от которых надо бежать, предварительно использовав их на всю катушку.

Тезис «ребенок никому не должен» очень опасен для общества. Ребенок – это будущий взрослый. Например, научившись в детстве французскому языку, он сохраняет этот навык на всю жизнь. И навык «я никому не должен» — сохраняет тоже.

Меж тем общество устроено на принципе обменов, даров и возмещений. Грубо говоря, «ты мне – я тебе» («do ut des», как говорили еще римляне: я даю, чтобы ты дал). Ничего худого в этом нет, это база любого общества, и, скорее всего, обменно-возмездный принцип в обозримом будущем сохранится. Прокламирование «свободы от взаимных обязательств» будет, я полагаю, решительно отторгнуто обществом. Теми самыми «никому не должными детьми», как только они подрастут и встретят таких же беззаветных потребителей.

Поэтому нам уже сейчас пора определить некоторые параметры адекватного родительства. Позволю себе сформулировать несколько тезисов.

  1. Дети, конечно же, не просили их рожать. Но и родители рожают детей не «для себя». Для чего же и для кого? А ни для чего и ни для кого. Для чего и для кого наступает зима, а потом весна? Для чего светит солнце, а потом приходит ночь? Таков порядок жизни: человек рождается, растет, учится, получает специальность, вступает в брак, работает, рожает и растит детей. Да, бывают исключения, порой очень яркие. Но они составляют не более одного процента. 99% землян живут именно так, как описано выше.

Поэтому обоюдные упреки: «Я тебя родила» и «Я не просил меня рожать» смешны и бессмысленны, как бунт против смены времен года.

  1. Детей надо любить. Детей нельзя бить, унижать, запугивать, кричать на них, а также донимать утомительными, иссушающими мозг поучениями. Главная задача родителей – найти способ без насилия и унижения донести до детей некоторые важные вещи, о которых речь пойдет дальше.
  2. Детство, а особенно подростковый возраст – это краткий период. Человек в наше время живет самое малое 70 лет. Бурный подростковый возраст занимает от силы 15% взрослой жизни. Поэтому не взрослые должны «понять подростка», а подросток должен готовиться к жизни в мире взрослых, должен учиться понимать тех, кто старше. Представим себе человека, которому сейчас 15 лет, и который – под воздействием неких странных взрослых – воображает, что он самый современный, самый модный, самый умный и крутой, и все должны стараться его понять.

Но через 5, самое большее, через 7 лет он станет безусловно взрослым: получит образование и начнет зарабатывать деньги. Ему будет 22. А во взрослом мире рядом с ним будут люди, которым 30, 40, 50, 60, 70, а отдельным вполне дееспособным и социально активным гражданам – даже 80 и более лет. То есть люди, родившиеся в 2000-х, в 1990-х и так далее вглубь времен. Вплоть до 1940-х. И все они будут нормально взаимодействовать. Смешно себе представить, что тридцатилетний мужчина обзывает сорокалетнего «устаревшим» из-за того, что он не знает какого-то певца или музыканта. Упреки в «старперстве» являются ничем иным, как «соплячеством», и детям это надо уметь объяснить.

  1. Родители! Не кормите монстра транснациональных корпораций! Этот монстр в погоне за прибылью выдумал так называемую «молодежную моду», и заставляет вас выкладывать последние деньги на кроссовки или смартфоны последних моделей, которые через полгода сменятся еще более последними. С самых ранних лет знакомьте ребенка с особенностями семейного бюджета. Ребенок должен не просто знать фразу «денег не хватает», но и понимать, что это значит, и как в таком положении достойно себя вести. Не допускайте катастрофических для души ребенка ситуаций, когда ему покупают обновку или айфон вместо пальто для мамы или санатория для дедушки.
  2. Лозунг «все лучшее – детям» правомерен в ситуации войны, всеобщего голода, беженства или прочих катастроф, когда речь идет о выживании народа или, как минимум, рода.

В спокойной ситуации все лучшее – модная одежда, лучшая комната в квартире или на даче, развлечения, новейшие гаджеты и девайсы – тем, кто зарабатывает, кормильцам семьи.

Дети это должны понимать и принимать. Также они должны понимать, кто их кормит-поит-одевает-развлекает. Должны помогать с уборкой, готовкой, стиркой-глажкой, заниматься с младшими братьями-сестрами. Не надо делать из ребенка домработницу и няню – но и освобождать его от этих забот нельзя тоже.

  1. Не смущайте детские души словами «эта квартира наша общая, это твоя собственная комната». Потому что они потом, в бурном подростковом возрасте, могут начать требовать что-то «свое». Нет, дитя мое, «твоего» тут нет, эта квартира папина и мамина, они ее заработали или получили в наследство. Папа с мамой предоставили тебе комнату, и даже не входят в нее без стука, исключительно по своей доброй воле. Детям по факту рождения не принадлежит ничего (если они только не принцы крови, на которых рескриптом прапрадедушки-короля записан замок и тысяча акров земли вокруг). Детям достанется наследство, да и то, если они будут себя хорошо вести. Логично оставлять недвижимость в наследство тому ребенку, который останется с престарелыми родителями до конца. «Досмотрит» их, как говорят в народе.
  2. Дорогие родители, не мучайте детей спортом! Вы ведь любите своих детей? Неужели вы хотите, чтоб ваш ребенок в 30 лет стал полуинвалидом, а в 40 – инвалидом полным? Ах, вы не о «большом спорте», а просто о подвижности, зарядке, упражнениях для поддержания здоровья? Для этого вполне хватит побегать во дворе.
  3. Смелее расставайтесь со своими детьми, отпускайте их в их собственную, отдельную жизнь. Учиться в вузе лучше всего в другом городе. Тем самым вы не только воспитываете самостоятельных людей, но и содействуете росту ВВП страны.

gazeta.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: