Бог открывается мощно и благодатно, но только тем, кто ищет лица Его и Его истины.

В категориях: Личное освящение - свеча, зажженная во тьме,Преображаясь и возрастая

спасен

«Тайна Господня - боящимся Его, и завет Свой Он открывает им.» (Пс.24:14).

Джон Уайт

У меня есть приятель – бывший моряк, который отлично ориентируется не только в морских и но и вполне «сухопутных», житейских делах. По сравнению с этим чудо-человеком, обученным всем морским премудростям, я чувствую себя глуповатым «сухопутным моряком», беспомощным и бесполезным.

Более того, когда он посещает мой дом, он острым глазом замечает все то, что нужно привести в порядок. Я неуклюж в обращении с инструментами, и меня ужасает необходимость сделать что-то по дому. Он чинит мою покривившуюся садовую калитку То, что для меня составляло бы непреодолимую задачу, для него - просто послеобеденное развлечение.

Лучше ли я его? Какой мерой нужно нас измерять?

Можно ли сказать, кто из нас морально лучше? Я успешнее цитирую Библию и затрагиваю подчас своими проповедями души людей. Благодаря моим молитвам и служению тесть после долгих лет блуждания недавно вернулся к Богу. Однако, теперь его радость во Христе и горячий интерес к Священному Писанию повергает меня в стыд. Похоже, что он более продвинулся вперед за несколько месяцев, чем я за годы. Без специального библейского образования и какого бы то ни было постороннего влияния, которые были у меня, мой тесть в делах веры ушел далеко вперед. Мне стыдно перед ним.

Кто сравнит нас и скажет, кто из нас лучше перед Богом?

Боюсь, что, задавая этот вопрос, поступаю неправильно. Когда величие Бога встает перед моим внутренним зрением, все вопросы о человеческом величии оказываются бессмысленными. Я преклоняю свои колени. Я падаю ниц. Я дрожу и рыдаю от изумления, что такой Бог называет меня Своим ребенком. Мне стыдно за мою мелочность, Мою подлость, глупые обманы и отвратительную жадность, но одновременно я сознаю, что я прощен, желаем и любим. Как после всего этого я могу утверждать свое превосходство над моими братьями? Я счастлив быть наименьшим из них.

Трудно ли вам признать других христиан лучшими себя? Если да, то молитесь, чтобы Бог открыл вам Свое величие и Свою милость. Оставайтесь в Его присутствии, повторяя: «Только в Боге успокаивайся, душа моя» (Пс. 61:6). Продолжайте это делать месяцами, а если нужно, и до конца вашей жизни. И когда вы увидите Его и себя перед Ним, то все трудности в признании превосходства ваших бра­тьев над вами отпадут. Это не означает для вас какого-то унижения. Вы не ощутите себя неполноценным. Вы просто порадуетесь в Боге и в чуде, которое Он совершает в людях вокруг вас. И, так радуясь, вы исполните основное условие христианского общения.

 «Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других» (Фил. 2:4).

Я в восторге от моего нового автомобиля. Когда после собрания люди восхищаются моей машиной, я счастлив. Я начинаю рассказывать, как выгодно ее купил. Но меня раздражает, когда Том прерывает меня, чтобы рассказать, что он тоже выгодно купил свою машину шесть месяцев тому назад. Разве Том не понимает, что меня не интересует его машина? Или не осознает, как скучно его слушать? Я настойчиво возвращаю разговор к моей собственной машине...

Я прохожу через глубокие «эмоциональные» воды. Вдруг среди всех этих переживаний я вижу Бога. Его образ превращает мою тьму в ясный день, мои стоны - в радость. На очередном собрании я делюсь с братьями и сестрами тем, что произошло. И они вместе со мной благодарят Бога. Но Билл пользуется возможностью тут же рассказать всем, как на прошлой неделе Бог восполнил его нужду. Я понимаю, что было бы неправильно не дать ему высказаться, но одновременно я чувствую себя ущемленным, когда интерес группы обращается к Биллу. Чтобы скрыть свою неловкость, я присоединяюсь к хору и благодарю Бога за то, что Он сделал для Билла. Но мое сердце не расположено к этому; мои проблемы и мое благословение кажутся мне намного важнее, чем Билла. Собрание теряет для меня свою прелесть.

Почему же мне так трудно проявить интерес к радостям и печалям Билла? Не потому ли, что я ожидаю от моих собратьев того, чего надлежит просить у Бога? Бог дал мне общение с ними частично для моего утешения, но, похоже, я слишком полагаюсь на них. Ибо, когда источником моей радости и утешения является Бог, моя способность давать группе превышает мою потребность что-нибудь получать от нее.

Если это так, то правилом должно стать: не о себе каждый заботься. Когда исполнение этого правила становится затруднительным для меня, значит мое сердце, подобное сухой губке, слишком жадно всасывает любовь окружающих. Я теряю умение сжимать его так, чтобы оно источало сладости для окружающих.

Только отяжелев от Божьей любви, будет оно источать освежающее ободрение при малейшем давлении со стороны моих христианских братьев. Когда я нахожу мои радости в Нем, моя способность давать превышает мою нужду получать.

Джон Уайт, «Борьба», Изд-во «Библия для всех», Санкт-Петербург, 1997 г., 191с.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: