Царство Божие – это царствование Бога.

В категориях: Библия говорит,Комментарии

царствовани

Новое бытие

Джон Дрейн

Царство Божие начинается с тех ценностей и стандартов, которые наиболее точно отражают природу Бога. И, по мере того как Иисус раскрывал людям смысл Царства Божьего, Он должен был показывать, как Его учение может быть применено на практике в различных житейских ситуациях. Это означает, что мы можем надеяться найти в Евангелиях примеры того, как ученичество влияет на политику, экономику или другие важные реалии общественной жизни. Но этим не исчерпывается смысл «Царства Божьего».

Намеки на такое понимание содержатся в словах Иисуса, которыми Он выражал Свое учение. Хотя Иисус, скорее всего, знал два или три языка, очевидно, Он чаще всего учил на арамейском — на языке, который большинство обитателей Палестины знало лучше всего. Евангелия, разумеется, написаны по-гречески, как и остальной Новый Завет, и поэтому мы не знаем, какие именно арамейские слова Он употребляет. Но греческое слово basileia (басилейя), которое мы переводим как «Царство», означает скорее царскую власть, чем территорию, где он правит. Но по мнению большинства ученых, Иисус употреблял Арамейское слово malkutha (малькута), которое имеет именно такое значение.

Вот почему мы вправе предположить, что Сам Иисус, скорее всего, говорил о «Царствовании Бога», а не о «Царстве». Царствование — это образ правления, способ деятельности Бога, это тот пример, который Бог подает другим. Теперь нам легче объяснить, почему Иисус больше, чем всем другим, был занят качеством человеческой жизни, созданием полноценных взаимоотношений между людьми. Он отвергал стремление к власти и контролю в пользу любви, принятия друг друга и взаимного служения. С Его точки зрения, эти качества должны были характеризовать Его учеников, потому что Он считал эти же качества главными в личности Бога.

Легче становится объяснить и некоторые довольно трудные высказывания Иисуса. К примеру, Он сказал фарисеям: «Не придет Царствие Божие приметным образом… Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть» (Луки 17 :20, 21). В другой раз Он сказал Своим ученикам: «Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него» (Марка 10:15). Было бы бессмысленно говорить о политической территории, наличествующей в жизни отдельного человека: есть ли смысл в том, что человек «принимает» государство «внутрь себя» или что государство пребывает среди людей? Но Иисус говорил: с того момента, как человек признает Бога царем своей жизни, действительно наступит «Царство Божие». Он мог сказать, что Царство уже находится «посреди» Его слушателей, потому что там был Он Сам. Он прилагал все силы к тому, чтобы раскрыть перед людьми и осуществить на практике Божьи ценности, явить им Божьи стандарты.

Иисус подобным же образом отождествил слова «войти в Царство» и «войти в жизнь» (Марка 9:43-47). Люди, «наследующие Царство», наследуют и «жизнь вечную» (Матфея 25:34-46), и врата, ведущие в Царство — это путь жизни вечной (Марка 10:17-23). Хорошо известная притча о сыне, который убежал из дому, также подчеркивает мысль, что граждане Царства являются членами Божьей семьи и воспринимают Бога как любящего Отца (Луки 15:11-32). Павел напоминает христианам Коринфа, что «Царство Божье не в слове, а в силе» (1 Коринфянам 4:20), что сила Божья помогает тем, кто желает измениться и жить жизнью, которая воистину отражает Божьи пути.

В то же время было бы ошибочно понимать Царство исключительно с точки зрения личных отношений между народом и Богом, ведь многие евангельские тексты показывают, что Иисус видел в Царстве не только внутреннее правление Бога в жизни Своих последователей, но и некую ощутимую реальность. К примеру, Он говорил: «И придут от востока и запада, и севера, и юга, и возлягут в Царствии Божием» (Луки 13:29). Во время последней трапезы Иисус сказал ученикам: «Не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие» (Луки 22:18). Согласно Матфею, Он обещал ученикам, что они унаследуют «Царствие, уготованное от создания мира» (25:34).

Поэтому, вероятно, Иисус понимал Божье Царство, по крайней мере, двояко: с одной стороны, как руководство Бога в жизни людей, которые станут учениками, а с другой стороны — как нечто, что Бог каким-то образом явит всему миру. Обе эти черты уже присутствуют в пророчествах ветхозаветных авторов. В древнем иудаизме были люди, ожидавшие, что верховная власть Господа осуществится в форме организованного государства, которое заменит собой все земные империи, но все более ранние поколения не рассматривали грядущее вмешательство Бога в человеческую историю столь узко националистически, как некоторые современники Иисуса.

Люди, на которых оказала влияние апокалиптическая мысль, всячески возвеличивали материальную сторону «Царства Божьего». У Даниила, например, «святые Всевышнего» представленные личностью «как бы Сына Человеческого», получают Царство Божье и владеют им вовеки (Даниил 7:13-18). Позднейшие апокалиптические писания, в том числе современные Иисусу, еще более усилили и возвеличили такого рода ожидания. Очевидно, этой же точки зрения придерживались и некоторые последователи Иисуса, когда пытались провозгласить Его царем после насыщения пяти тысяч (Иоанна 6:15). Даже ближайшему кругу учеников эти упования не были чужды. Просьба Иакова и Иоанна предоставить им лучшие места возле престола Иисуса говорит о грубом политическом мышлении (Марка 10:35-45).

Хотя Иисус строго укорил Иакова и Иоанна, Он никогда не отрицал, что Царство Божье каким-то образом окажет воздействие на общество даже и в политическом смысле. Иногда Его высказывания позволяют думать, что это преобразование произойдет исподволь, подобно тому, как дрожжи заставляют подниматься тесто или как из горчичного зерна понемногу вырастает большой куст (Матфея 13:31-33). Он также был полностью убежден, что Бог решительно и напрямую вмешается не только в жизнь отдельных людей, но и в судьбы народов и империй (Марка 13).

Во времена Иисуса многие еврейские учителя утверждали, что власть Бога над Израилем уже существует даже в условиях римской оккупации: она действует через Тору, или Закон. Существовало выражение «взять на себя Царство Божье», что означает, что люди должны принять и исполнять Тору как орудие Божьей власти над народом.

В Новом Завете постоянно сохраняется разрыв между тем, что Бог осуществляет теперь в людях, готовых подчинить свою жизнь Божьим правилам, и тем, что Бог в конце концов осуществит через них в обществе в целом. Поэтому существует некое напряженное равновесие между тем, что Бог совершает сейчас, и тем, что Бог может совершить в будущем. Павел, например, говорит: «Царствие Божие не пища и не питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (Римлянам 14:17), этим самым неразрывно связывая Царство с нравственным выбором и личной духовностью.

Но в другом месте Павел привязывает окончательное наступление Царства к событиям конца времен: «А затем конец, когда Он предаст Царство Богу… и упразднит всякое начальство и всякую власть и силу» (1 Коринфянам 15:24), — тем самым ясно показывая: Он верит во вторжение Бога в ход истории, это вторжение радикально изменит ее и это тоже будет одним из признаков наступления Божьего Царства. Об этом прямо сказано в Откровении: «Царство мира соделалось Царством Господа нашего и Христа Его, и будет царствовать во веки веков» (Откровение 11:15). Это важный элемент в учении Самого Иисуса, и его нужно учитывать наряду с более личными сторонами Его вести, иначе наши представления о Его проповеди останутся неполными.

Путеводитель по Новому Завету. Пер. с англ. / Джон Дрейн — М: Триада, 2007. — 620 с. John Drane. Introducing the New Testament by Lion Publishing pic, Oxford, England.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: