Иисус — Учитель из Назарета и Наставник с Неба.

В категориях: Бог творения, творчества и красоты,Личность, обращенная к Богу

учитель

Джон Дрейн.

В древнем мире учителя обладали особым весом. Римская и греческая культура знали долгую традицию философских школ, восходившую к той эпохе — за несколько столетий до Иисуса, — когда жаждущие знаний ученики сидели у ног гигантов мысли, таких как Платон или Сократ, надеясь отыскать смысл жизни. Хотя к тому времени, когда первые ученики Иисуса понесли свою весть по великим городам Римской империи, многое успело измениться, по-прежнему не было недостатка в людях, готовых послушать хорошего наставника.

Сам Иисус ни разу не бывал в Риме или в Греции, но и Он воспитывался в культуре, придававшей огромное значение устному слову. Конечно, были книги, в первую очередь, еврейская Библия, которую прилежно изучали профессиональные знатоки Закона (книжники), посвятившие свою жизнь исследованию древних писаний и делившиеся добытыми знаниями с остальными людьми. Но большинство простых людей учились на слух, а не с помощью книг. Они слушали по субботам чтение Писаний, прочитанные отрывки тут же переводились с древнееврейского на разговорный арамейский, что постепенно привело к появлению писаных арамейских версий — Таргумов. Но прежде всего люди слушали поучения равви, применявших требования Закона к их повседневной жизни и поступкам.

Все признавали, что Иисус — религиозный учитель. Не только Его ученики, но даже противники и простой народ — все называли Его «равви». Он имел возможность учить в местных синагогах и в иерусалимском Храме, Он выступал на рынках и просто под открытым небом, посреди поля — всюду, куда бы ни приходил. Люди собирались, чтобы расспросить Иисуса о Его взглядах на Закон и религию, задать те же вопросы, с какими они обращались к другим наставникам.

Отвечая на их вопросы, Иисус говорил о браке и разводе (Марка 10:1-12), прелюбодеянии (Иоанна 7:53 — 8:11), семейных ссорах (Луки 12:13-15) и уплате налогов (Марка 12:13-17) наряду с более серьезными богословскими проблемами, такими как соблюдение заповедей (Марка 12:28-34), вера в воскресение (Марка 12:18-27), невинное страдание и его причины (Иоанна 9:2-3).

Устное слово учителя — давняя традиция еврейского народа. Сама еврейская Библия, прежде чем была записана, передавалась из уст в уста на протяжении многих поколений. Многие ее разделы содержат учение, которое изначально было устным. Ветхозаветные пророки — ораторы, а не писатели. Афоризмы, из которых состоит книга Притч, также представляют собой повседневную мудрость, изустно передаваемую из поколение в поколение, от одного члена семьи другому. Устное слово очень почиталось, и даже во II веке н.э. Папий, глава христианской общины Иераполя (Малая Азия), пишет: «Полученное из книг принесло мне не столь великую пользу, как живой, пребывающий рядом голос» (цитируется Евсевием в Церковной истории II 1.39). Вот почему и ранние христиане не спешили записывать Евангелия: не говоря уже о том, что многие из них были неграмотными, они предпочитали слушать, а не читать.

Для проповедей Иисус характерны запоминающиеся истории и афоризмы. Учитель должен уметь удерживать внимание слушателей, а Иисус был мастер в этом деле. В Его речах главными были не абстрактные богословские истины, а живой опыт Его слушателей. Будучи творческим мыслителем, Иисус понимал силу рассказов. Истории занимали воображение. Но они давали и простор, чтобы поразмыслить и сделать собственные выводы. Вряд ли найдутся хотя бы два человека, которые извлекали бы один и тот же урок из такой истории. Иисус поднял искусство рассказа на новую высоту, и этим в глазах народа Он отличался от других учителей (Марка 1:22). Другие равви обычно настаивали, чтобы их ученики заучивали их наставления наизусть. Но Иисус предоставил слушателям свободу думать самостоятельно и поощрял их искать личное применение тому, что говорил Бог, в конкретных обстоятельствах их собственной жизни.

Развернутые истории, которые пересказывал Иисус, обычно называются притчами. Но так же называются и более короткие речения, и популярные присловья, как, например, «Врачу, исцелися сам» (Луки 4:23), тоже и риторический вопрос «Может ли слепец вести слепца?» (Луки 6:39). Среди притч мы находим даже констатацию более или менее очевидного факта — вероятно, изначально речение было сформулировано как загадка: «Ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека» (Марка 7:15-16).

В Евангелиях есть много мест, которые можно назвать притчами. Иисус использовал слова, чтобы создать с их помощью живой наглядный образ, это помогало Ему излагать Свою весть. В Нагорной проповеди (Матфея 5—7) Он говорит о соли, свете, городе, птицах и цветах, а в Евангелии от Иоанна описывает Себя как «пастыря доброго» (10:1-18), как «истинную лозу» (15:1-11), как «хлеб жизни» (6:35) или животворную воду (7:37-39). Он сравнивает призвание учеников с жатвой (4:31-38). Благодаря такому выразительному языку, Иисус был уверен, что Его поучения врежутся в память. В отличие от религиозных наставников Запада с их абстрактными рассуждениями Иисус всегда говорил о конкретных людях и ситуациях.

Путеводитель по Новому Завету. Пер. с англ. / Джон Дрейн — М: Триада, 2007. — 620 с. John Drane. Introducing the New Testament by Lion Publishing pic, Oxford, England.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: