История великой лжи о недостаточности евангелия Христа для нашего спасения.

В категориях: Бог творения, творчества и красоты,Личность, обращенная к Богу,Преображаясь и возрастая

ложь

Ложь, которая забирает надежду и делает нас слабыми: в поисках ответа на вызов Христу и Его вседостаточности.

Джон Ф. Мак-Артур.

Вторжение гностицизма в раннюю церковь

Одним из самых ранних опровержений вседостаточности Христа был гностицизм — культ, процветавший первые четыре столетия существования церкви. Многие из новозаветных апокрифов, включая Евангелие от Фомы, Евангелие от Марии, Апокрифы Иоанна, Премудрости Иисуса Христа и Евангелие от Филиппа, были трудами гностиков.

Гностики считали материю воплощением зла, а дух — источником добра. Они выдумали еретические объяснения того, как Христос мог быть Богом (чистый, неоскверненный дух), и в то же время быть облеченным в человеческую плоть (на которую они смотрели, как на абсолютно порочную материю). Гностики учили, что в каждом человеке есть божественная искра, и начаток духовности воспитывает эту нематериальную сторону, отвергая материальные и физические побуждения. Они верили, что основным средством освобождения божественного элемента внутри человека является достижение интеллектуального и духовного просвещения.

Поэтому гностики считали себя причастными к более высокому уровню духовного познания, чем тот, к которому имел доступ средний верующий, и эта таинственная сфера познания была ключом к духовному просветлению. Кстати, греческое слово гносис означает «познание». Ересь гностицизма заставила многих людей в церкви искать сокрытого познания сверх того, что Бог открыл в Своём Слове через Своего Сына и Духа Святого.

Поэтому гностицизм был элитным, особым движением, презирающим «непросвещённых» и «простых» библейских христиан за их наивность и недостаток изощренности. Печально, что многие в церкви были обмануты этими идеями и отвлечены от своей надежды только на Христа.

Гностицизм был наступлением на вседостаточность Христа. Он давал ложное обещание чего-то еще, какого-то более высокого или более совершенного духовного источника, тогда как истина в том, что все, что нужно человеку, — это Христос.

Большинство Новозаветных Посланий ясно отвергают самые начала гностицизма. В Послании к Колоссянам, например, Павел критиковал гностические концепции, когда писал о богатстве «совершенного разумения, для познания тайны Бога — и Отца, и Христа, в Котором сокрыты все сокровища премудрости и ведения» (2:23). Он предупреждал верующих о появившихся ересях: «Смотрите, братья, чтобы кто не увлёк вас философией и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу; ибо в Нём обитает вся полнота Божества телесно, и вы имеете полноту в Нём, Который есть глава всякого начальства и власти» (2:8-10).

Атака неогностицизма на современную церковь

Гностицизм так и не умер. Наследие гностического влияния заражало Церковь всю историю её существования. Сейчас неогностическая тенденция поиска сокрытого познания приобретает новый размах с внушающими тревогу результатами.

Где терпится размытое учение и небрежная библейская экзегетика, и где ослабевает библейская мудрость и проницательность, там люди всегда склонны искать чего-то большего, чем простая достаточность, дарованная Богом во Христе. Сегодня, как никогда прежде, церковь становится легкомысленной и беззаботной по отношению к библейской истине, и это приводит к новым поискам сокрытого познания. Это неогностицизм, и три его основные направления в церкви сегодня — психология, прагматизм и мистицизм — показывают, что он наращивает темп.

Психология.

Ничто другое не олицетворяет неогностицизм более, чем увлечение церкви гуманистической психологией. Проникновение современной теории поведения в церковь создало обстановку, в которой традиционное наставничество на основании Библии многими рассматривается, как неизысканное, наивное и даже бесполезное. Неогностики хотели бы убедить нас, что свидетельство из Священного Писания и молитва с кем-либо, кто сильно страдает душевно, слишком поверхностны. Только те, кто обучен в психологии, то есть имеющие сокрытое познание, имеют право помогать людям в их серьёзных духовных и эмоциональных проблемах. Принятие такой позиции вводит миллионы людей в заблуждение и наносит вред служению церкви.

Слово «психология» буквально означает «изучение души». Как таковое, первоначально оно передавало смысл, имеющий явно христианский оттенок, ибо только тот, кто соделался совершенным во Христе, подготовлен исследовать человеческую душу. Но в действительности психология не может исследовать душу; она ограничена исследованием человеческого поведения. Конечно, в этом есть определенная ценность, но здесь должно быть сделано ясное разграничение между вкладом исследования поведения в образовательные, промышленные и физические нужды общества и его способностью помочь людям в духовных нуждах. Вне Слова Божьего и Святого Духа нет решения никакой человеческой проблемы. Только Бог знает душу, и только Он может её изменить. И, тем не менее, широко распространенные идеи современной психологии — это теории, первоначально разработанные атеистами на предположении, что Бога нет и человек сам имеет силу стать лучшим посредством неких методов.

Церковь, на удивление, восприняла многие популярные теории мирской психологии, и их влияние за последние несколько лет было поворотным. Многие в церкви верят мнению, что человеческие «психологические проблемы» — это просто недомогания, не являющиеся ни физическими, ни духовными. «Христианские» психологи стали новыми чемпионами церковного душепопечительства. Теперь их провозглашают истинными целителями человеческих сердец. Пасторов и руководителей церквей заставили чувствовать себя недостаточно подготовленными для душепопечительства, если они не получили официальной подготовки в психологической методологии.

Считается, что просто указывать христианам на их духовную достаточность во Христе бессмысленно и может быть даже опасно. Но на самом деле, бессмысленно и опасно верить, что есть проблемы, находящиеся вне сферы действия Священного Писания или неподвластные нашим духовным богатствам во Христе.

Прагматизм.

Оправдывает ли цель средства? Кажется, как никогда прежде, христиане соглашаются с этим. Церкви, жаждущие привлечь неверующих, применяют всевозможные формы увеселений.

Первые христиане собирались для молитвы, поклонения, общения и назидания — и расходились для евангелизации неверующих. Сегодня же многие считают, что служения в церкви должны развлекать неверующих с целью возбуждения в них хороших чувств, и это якобы сделает Христа более привлекательным для них. Всё больше и больше церквей удаляют проповедь Слова Божьего из своих богослужений, а взамен выбирают спектакли, представления и тому подобное. Некоторые церкви переносят проповедь Библии на служения среди недели; некоторые вообще перестали проповедовать Библию. Имеющие доступ к тайным познаниям говорят, что проповедь Библии сама по себе не может быть уместной. Они говорят, что церковь должна перенимать новаторские методы и программы, чтобы попытаться достигнуть людей на том уровне, где они живут.

Такой вид прагматизма быстро заменяет духовность во многих церквях. Это попытка достичь духовных целей человеческими усилиями вместо духовной силы Святого Духа. Его основной критерий — внешний успех. Он использует любой метод для привлечения толпы и стимулирует желаемый отклик. Его основные предположения в том, что церковь может достичь духовных целей человеческими средствами, и что сила Слова Божьего сама по себе не достаточна для разрушения в грешнике слепоты и жестокосердия.

Я не преувеличиваю. Волна прагматизма, захлестывающая церковь сегодня, основывается на идее, что искусственные методы и человеческие стратегии являются решающими для служения церкви. Похоже, многие считают, что если только наши программы будут достаточно красочными и наши проповеди достаточно убедительными, то мы сможем приобрести людей для Иисуса Христа и церкви. Поэтому они меняют философию служения, чтобы приспособить её к любым, кажущимся приемлемыми для неверующих, методам.

Мистицизм.

Мистицизм — это взгляд, что духовная реальность воспринимается вне человеческого интеллекта и здравого смысла. Он ищет истину внутри человека, придавая большее значение чувствам, интуиции и другим внутренним ощущениям, чем объективным, обозримым внешним фактам. В конечном счете, мистицизм получает свой авторитет от само созданного, само удостоверенного света, возникающего внутри. Его источник истины — это самозарождающееся чувство, а не объективный факт. Наиболее крайние и запутанные формы мистицизма присутствуют в индуизме и его западном отражении, философии Нового Века.

Таким образом, нелогичный и немыслящий мистицизм, являющийся противоположностью христианскому богословию, проник в церковь. Во многих случаях личные ощущения и переживания заменили здравое библейское толкование.

Вопрос — «что Библия означает для меня?» — стал более важным, чем вопрос — «что дает нам Библия?»

Это крайне безрассудный подход к Священному Писанию. Он подрывает авторитет и целостность Библии, подразумевая, что личных переживаний необходимо искать более, чем понимания Священного Писания. Такой подход часто делает «личные откровения» и личные мнения равными вечной истине богодухновенного Слова. Таким образом, он не способен почтить Бога, и вместо этого возносит человека. Но хуже всего то, что он обычно ведет к ужасному обману, выдавая заблуждение за истину.

В последние десятилетия особо процветают крайние разновидности мистицизма, распространяемые многими христианскими теле-проповедниками. Обольстители всех мастей — от утверждающих, что они возносились на небо, до тех, которые обманывают своих слушателей, говоря, что получили новую истину, якобы явленную им Богом, — заполняют телеэфир. Такой вид мистицизма породил несколько заблуждений, включая движение чудес и знамений, и ложное «евангелие благоденствия», обещающее здоровье, богатство и благосостояние. Это ещё одно доказательство пробуждения гностицизма, увлекающего церковь и подрывающего веру во вседостаточность Христа.

Учитывая размер современной церкви, угроза неогностицизма в настоящее время гораздо сильнее, чем его предшественника в первом столетии. Более того, руководство первоапостольской церкви было единодушно в своём осуждении гностической ереси, чего нельзя сказать о церкви настоящего времени.

Что же можно сделать? Апостол Павел противостал гностицизму, указав на нашу вседостаточность или полноту во Христе (Кол. 2:10). И сегодня это единственный ответ.

Джон Ф. Мак-Артур. Наша достаточность во Христе. Перевод: С. Омельченко. Славянское Евангельское Общество, © 2005, Второе издание на русском языке.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: