Как блокчейн и децентрализация данных подрывают церковные скрепы.

В категориях: Аналитика и комментарии,Социология, культурология, история

интерн

Интернет и жрецы крипторелигии.

Алексей Балашов

Известный программист и один из создателей блокчейн-платформы Augur Мэтт Листон объявил о создании новой религии, которую он назвал «Зеро экс омега». По словам Листона, на создание нового движения его вдохновили возможности блокчейн-технологий для достижения консенсуса как в больших, так и в малых группах.

На презентации своего «учения» Листон раздал присутствующим 40 (сакральное число!) экземпляров «пламенной бумаги» (flame paper): документа, в котором разъясняется модель управления новой религией.

По идее Листона, такая форма организации станет новым способом «поощрения роста осведомленности» о высоких технологиях и воссоздания модели коллективного сознания на базе консенсуса, достигаемого при помощи блокчейна. Сам себя Листон не называет пророком, хотя и не отрицает своей ведущей роли в новой структуре: «Было бы неправильным говорить о том, что я не имею никакого значения в религии, которую сам же и основал. Но тем не менее мне не нравится то, как меня пытаются называть».

Листон подчеркивает, что его учение-система на блокчейне (за основу взята платформа Ethereum) подойдет как для новообращенных, так и для приверженцев давно сформировавшихся систем верований. «Мы повысим уровень индивидуального взаимодействия с религиозной структурой по принципу группового участия в коллективном сознании, где сама структура является богом», – говорится в заявлении основателя блокчейн-культа.

С помощью проекта верующие смогут участвовать в выборах религиозных лидеров, отдавать десятину, финансировать религиозные проекты и делать пожертвования.

Главное, что роднит крипторелигию с другими движениями, по мнению Листона и его соратницы художницы Эйвери Сингер, – это приоритет коллективного разума над индивидуальным.

На первый взгляд затея Листона кажется не более чем пиар-акцией обиженного ИТ-гуру. Однако ценность мероприятия в том, что программист впервые попытался внедрить блокчейн в такую тонкую и тяжело поддающуюся инновациям сферу, как религия. Не выдвигая никаких революционных идей, моральных норм и не создавая новую обрядность, Листон попытался дать религиозным движениям то, чего им так не хватает в последнее время и что приводит их к кризисам и оттоку адептов, – подобие горизонтальной сети в структуре и участие каждого верующего в решении важнейших вопросов религии.

В связи с этим, у специалистов и просто наблюдателей возник вопрос: сможет ли идея Листона применить блокчейн в духовной сфере, преодолеть историческую иерархичность традиционных религий и победить саму тягу к выстраиванию такой иерархии?

Обычно, говоря о крушении вертикально организованного мира, упоминают транснациональные корпорации и Интернет. Действительно, сетевая организация и разветвленность этих структур помогают им в успешном функционировании, в том числе и в борьбе с контролем со стороны государственных органов.

Однако в последнее время наметилась иная тенденция. Все больше правозащитных организаций и сторонников сетевой свободы бьют тревогу: по всему миру ужесточается законодательство в области Интернета. Пионерами здесь традиционно выступают Китай, Иран, КНДР. В последнее время в этом направлении активно движется и Россия. Под угрозой блокировки и уголовного преследования по всему миру ведется наступление на политически, идеологически или нравственно неугодную информацию. Отдельные материалы и целые сайты блокируются по решению судов и без оных.

Под предлогом заботы о сохранности персональных данных пользователей, а также борьбы с терроризмом во всем мире ужесточаются требования к хранению данных, их локализации, что само по себе наносит серьезный удар по сетевой организации Интернета. Кроме того, ведется наступление на приватность в Сети: блокируются мессенджеры, использующие недоступное для спецслужб шифрование, власти и бизнес все чаще получают внесудебный доступ к переписке и другим пользовательским данным.

Дело дошло до того, что один из создателей Интернета – Тим Бернерс-Ли, разочаровавшись в пути развития своего детища, объявил о создании нового проекта Solid. Новая сеть призвана дать второй шанс децентрализованному и анонимному обмену данными. Пока же романтики первопроходцы Интернета пытаются выжить в жестком капиталистическом и постмодернистском мире, глобальная Сеть движется в направлении все большего контроля, централизации и иерархичности.

И так же как в Сети локализуют данные, политические силы во всех странах стремятся «локализовать» национальные церкви, избавив их от влияния из-за рубежа. Такие ситуации мы наблюдаем в последнее время с православной церковью в Украине, с католической общиной в Китае, с исламом во Франции и России.

Однако в случае с Интернетом национализация его сегментов играет против его всемирной сетевой структуры, создает полузакрытые интранеты. В то время как для мировых религий выход отдельных общин и национальных церквей из-под влияния материнских кафедр (Московского или Вселенского патриархатов, Ватикана, иранских аятолл или аравийских муфтиев) работает на развитие отдельных ячеек Всемирной сети без единого центра.

Таким образом, один и тот же процесс дает совершенно разные эффекты в религиозной и технологической сферах. И хотя консервативное крыло в традиционных религиях изо всех сил старается сохранить строгую иерархичную структуру, порой прибегая для этого к помощи властей и различных политических сил, вызовам XXI века невозможно противостоять, оставаясь в косной структуре минувших тысячелетий.

Сможет ли стать Интернет помощником в преодолении иерархичности и выстраивании принципиально новой сетевой структуры традиционных религий, покажет время. Ныне же можно с уверенностью говорить лишь о том, что транспарентность современного общества, немалую роль в которой играет Всемирная сеть, ставит перед религиозными организациями вызовы совершенно другого уровня.

ng.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: