Одни говорят, что Бог не мог ошибиться с глобальным потеплением, другие – что это канун «Второго пришествия».

В категориях: Интересное рядом

потеплен

Процесс потепления земли может сорваться в неуправляемый режим и глобальные катастрофы.

Анна Кроткина – журналист, преподаватель Университета им. Вашингтона и Ли, штат Вирджиния.

Маленький остров Танжир в Чесапикском заливе у берегов Вирджинии с населением около 700 человек уходит под воду. В следующие два-три десятилетия, считают ученые из Института океанографии Вирджинии, там, где сейчас расположился рыбачий поселок, будут плескаться волны.

По мнению исследователей, главная причина неизбежного исчезновения Танжира коренится в глобальном потеплении – на полюсах уже растаяли более 1,5 тыс. куб. км льда, повысив уровень воды в океане.

Но остров может исчезнуть и в одночасье. Может хватить и одного серьезного урагана, чтобы острова не стало, считают морские биологи из инженерного корпуса Армии США, авторы исследования «Развитие климатических изменений и судьба Танжирских островов в Чесапикском заливе в США».

Такой вариант гибели острова более чем возможен, так как в результате потеплевшей воды в Атлантическом океане участились и усилились ураганы. В августе 2017-го ураган «Харви» затопил Техас. В сентябре того же года ураган пятой категории (сильнейшей из существующих) обрушился, творя колоссальные разрушения, на Пуэрто-Рико. В этом году сентябрьский ураган «Флоренция» затопил Северную Каролину, превратив дороги в реки, а городские перекрестки – в озера. Об этом урагане говорили как об «урагане века». Но за этим «ураганом века» последовал еще один беспрецедентный по силе ураган «Майкл» во Флориде. Сила ветра этого урагана достигала более 250 км в час, и он смел все на своем пути, превращая городки у побережья в кучи разбросанного по земле щебня. Пока насчитаны только 18 погибших, но сотни людей не могут связаться с родными и не знают, нет ли их под развалинами.

Танжир всегда терял немного земли в результате эрозии, но глобальное потепление, по мнению ученых, значительно ускорило процесс – остров уже потерял часть суши.

Танжир заинтересовал американскую публику не столько своей трагической участью, сколько отношением к своей доле его жителей, потомственных рыбаков. Несмотря на очевидность происходящего, жители отрицают факт глобального потепления, уповают на Бога и непоколебимо поддерживают не признающего глобальное потепление Дональда Трампа, который однажды даже позвонил мэру острова и пообещал, что волноваться не о чем – остров просуществовал сотни лет и еще будет жить столько же.

Это проделки китайцев

Дональд Трамп всегда отрицал глобальное потепление. По его представлению о мире, его придумали китайцы, чтобы сделать нас неконкурентоспособными.

Но в сентябре этого года администрация президента Трампа, собрав последние научные сведения, пришла к следующему выводу: к концу XXI века планета Земля будет практически непригодна для жизни. В результате глобального потепления, как следствия активности человека, во многих частях земного шара катастрофические засухи лишат людей воды и пропитания, прибрежные города, например, Нью-Йорк и Майами, будут залиты водой, коралловые рифы, необходимые для обитания рыб, растворятся в теплой и кислотной воде, невиданной силы ураганы будут сметать города на своем пути. Все это неизбежно, если человечество будет продолжать в тех же темпах, что и сегодня, жечь ископаемое топливо и производить углекислый газ, засоряющий атмосферу.

По сообщению Washington Post, доклад этот был подан президенту Национальным агентством по безопасности дорожного движения (NHTSA) и не являлся призывом к спасению страны и планеты. Не был он и агитацией за поддержку ненавистного Трампу Парижского международного соглашения по снижению углекислого газа в атмосфере.

Мысль докладчиков сводилась к следующему: все равно ничего сделать нельзя. Попытка предыдущего президента приуменьшить производство углекислого газа все равно никого не спасет, так что отменим и мы введенные Обамой государственные стандарты топливной эффективности для легковых машин и пикапов, которые должны быть выпущены после 2020 года. 8 млрд т СО2, который не был бы выпущен в атмосферу в результате государственных стандартов, – это капля в море. Чтобы приостановить глобальное потепление, гласит доклад, весь мир должен радикально уменьшить потребление ископаемого топлива: «Это потребует радикальных инноваций в технологии и того, чтобы вся экономика и весь транспорт перестали быть связаны с ископаемым топливом, а это сейчас технологически и экономически невозможно». Иными словами, будем делать бабки, пока живы, а после нас хоть потоп, хоть пожар.

Отчет этот не был предназначен для широкой публики, и правительство не намеревалось такую тему муссировать.

Но тут 8 октября обрушился еще один отчет. На этот раз это был научный доклад Межправительственной группы экспертов ООН по изменению климата (IPCC) – современной Кассандры, которую правительство США пытается заткнуть и к которой многие обыкновенные граждане относятся с недоверием.

В отчете 90 ученых из 40 стран было проанализировано более 6 тыс. научных исследований и сделан вывод: если выбросы парникового газа будут продолжаться в том же темпе, что и сейчас, мир ждут катастрофы уже к 2040 году. Еще недавно считалось, что мировое бедствие начнет развиваться полным ходом, когда средняя температура воздуха у поверхности суши и океана поднимется по отношению к доиндустриальной эпохе на 2 градуса Цельсия. Но теперь ученые пришли к выводу, что для полномасштабных бедствий хватит и 1,5 градуса Цельсия. На сегодня температура уже поднялась на 1 градус Цельсия, и проблемы налицо.

По мнению ученых, чтобы избежать катастрофы, среди прочих мер к 2050 году возобновляемая энергия должна будет обеспечивать до 85% электричества, а использование угля должно сойти на нет.

Ученые пришли к заключению, что с точки зрения технологии мир мог бы с потеплением справиться. Массовое налогообложение производственных выбросов углекислого газа сильно помогло бы делу, но политической воли на это нет.

Вкратце факты, o которых говорят ученые, заключаются в следующем: наша атмосфера состоит из двух слоев: тропосферы, которая, как одеяло, окутывает планету, и более тонкой и холодной стратосферы сверху. Если бы потепление климата было из-за Солнца, как уверяют не желающие верить ученым скептики, то нагревались бы оба слоя атмосферы. Но нагревается лишь нижний слой, где застревают парниковые газы, а верхний, наоборот, охлаждается. Окутанный все более плотным и грязным одеялом тропосферы, он нагревается в океане, в котором тоже оседает СО2.

Тысячи физиков, биологов, экологов и океанографов фиксируют каждый день симптомы глобального потепления.

Как пишет автор книги «Вот так приходит мир к концу» Джеф Несбит, суммировавший в ней сотни научных исследований и публикаций, в настоящий момент 700 видов флоры и фауны, спасаясь от потепления, перемещаются к горным вершинам или в сторону полюсов. Так, например, решила сделать бабочка монарх. Не все выдерживают иммиграцию: альпийские бурундуки, к примеру, близки к полному вымиранию. Разрушаются и коралловые рифы – место обитания тысяч видов морских существ. Подкисление океана уже почти разрушило Большой Барьерный риф в Тихом океане.

Климатологи с судьбой Галилея

Ученые, изучающие климат и имеющие в своем распоряжении новейшую технологию, статистику, математические расчеты и модели, никак не ожидали, что коллективно окажутся оппозиционерами в положении Галилея, признанного церковью еретиком и наказанного за убеждение, что Земля вертится, – все-таки не XVII век на дворе.

Но ученые ошиблись. Любая властная структура может быть мощнее даже самых неоспоримых фактов и тех, кто на этих фактах настаивает.

На этот раз ученые оказались в оппозиции не столько к религии, сколько к интересам экономических элит. Мощные нефтяные, газовые и угольные компании справедливо увидели в научных фактах угрозу своему существованию.

Как доказывает в знаменитой книге «Продавцы сомнений» Найоми Орескес, отрицание научных выводов, связанных с климатом, превратилось в США в солидную индустрию. С целью дискредитации ученых нефтяные, угольные и газовые компании организовали аналитические центры, занимающиеся дезинформацией, и наняли пиарщиков, лоббистов и лекторов. Эти «продавцы сомнений» не делали собственных исследований, но, объявив войну мировому сообществу климатологов, нападали на их работы и выводы. Пиарщики и лекторы от индустрии разъезжали с публичными лекциями, выступали на международных конференциях, публиковали где могли свои статьи. Поддерживаемые экономическим интересом элит, они имели доступ к уху американских конгрессменов. Почти всем известны их аргументы, разлетевшиеся по миру, как осколки дьявольского зеркала из сказки Андерсена.

Сперва продавцы дезинформации отрицали потепление – аналитический центр Маршала выпустил брошюру, где предсказывалось, что в ХХI веке будет похолодание. Потом эти же люди повернули проблему иначе: если эффект потепления, согласно выводам ученых, не наступит раньше, чем через полвека, не стоит беспокоиться о том, что не может быть изучено сегодня.

Научные факты продолжали накапливаться, и тактика опять изменилась – да, потепление есть, но виновато Солнце.

Один из скептиков по найму, Бил Ниренберг, напрямую объявил войну IPCC и утверждал, что к концу ХХI века температура на Земле не поднимется больше, чем на +1 градус Цельсия. То, что эмиссия парниковых газов происходит не линейно, а экспоненциально, не отражалось в его аргументах.

Сделаны были и попытки доказать, что потепление пойдет всем на пользу. Например, Western Fuel Association, индустриальная группа по добыче угля, продвигала идею, что увеличение количества СО2 в атмосфере ведет к увеличению фотосинтеза, а это способствует богатому урожаю.

Приученные к тому, что нужно приводить противоположные мнения, американские СМИ покорно цитировали высказывания горстки оплаченных пиарщиков вместе с обоснованными выводами тысяч ученых.

К скептикам с удовольствием прислушивался повязанный нефтяными интересами Джордж Буш и называл их «мои ученые». Верил ли им Буш в своем простодушии, сказать трудно. Верил ли скептикам конгрессмен Дейна Рорабакер, большой сторонник Путина, сказать еще труднее. Но в 1995-м именно он назвал климатологию «научной модой, подпираемой леволиберальной политикой, а не серьезной наукой».

Пренебрежение наукой в США стало возможным потому, что отрицание искусственного потепления климата сделалось идеологическим принципом американских консерваторов. Борьба же против глобального потепления и за чистоту окружающей среды стала темой либерального меньшинства.

Среди республиканских президентов самым ярым врагом ученых-климатологов оказался Трамп. Вскоре после победы Трампа на выборах Министерство энергетики получило такое письмо: «Просим представить список сотрудников, участвовавших в Межведомственной рабочей группе по исследованию социальных последствий эмиссии углекислого газа. Также просим представить список сотрудников, бывших на конференции ООН по изменению климата». В министерстве поняли, куда ветер дует, и письмо просочилось в прессу. В результате список сотрудников, которым, как оппозиционерам власти, явно грозило немедленное наказание, составлен не был. Тогда администрация Трампа урезала бюджет государственным лабораториям по изучению климата. 6 тыс. ученых и служащих потеряли работу, а исследования климатических изменений при федеральном правительстве практически сошли на нет.

Чтобы закрепить победу, администрация поддала жару и запретила государственным служащим пользоваться словосочетанием «изменение климата». Люди, как правило, верят своим единомышленникам и воспринимают идеи комплектом.

Согласно опросу, проведенному Центром местной, штатской и федеральной политики при Мичиганском университете, 90% демократов доверяют научным данным о глобальном потеплении и только 50% республиканцев думают, что такие данные существуют.

Тем не менее на сегодня рекордное число американцев (60%) принимают мнение ученых и считают, что глобальное потепление – целиком или частично дело рук человека. Согласно опросу, 34% считают, что люди полностью отвечают за изменения климата, а 26% думают, что люди отвечают за потепление только частично. С другой стороны, 12% всех опрошенных убеждены, что климат потеплел из-за природных явлений, а 12% сказали, что потепление климата вообще не существует.

 «Простите мне мой пессимизм»

Что же может заставить американцев встать на сторону ученых, а поверив им, голосовать за политиков, готовых бороться с глобальным потеплением?

 

Этот вопрос я задала профессору геологии и океанографии в Университете Вашингтона и Ли и автору десятков научных работ Лисе Греер.

«Я каждые несколько лет преподаю курс по глобальному изменению климата. Курс популярный – на него записываются до 70 студентов. На курсе я всегда провожу опрос. В 2011 году только 60% студентов считали, что глобальное потепление существует. Многие студенты в классе могли настаивать, что идет потепление, но как комбинация естественных и искусственных факторов. Но если мы посмотрим на положение Земли по отношению к Солнцу, то мы постепенно должны были бы входить в период похолодания. Небольшое и постепенное похолодание можно было наблюдать до начала индустриальной революции».

Студентов, говорит Греер, переубедить иногда очень нелегко. Несмотря на научные исследования и наглядные события вроде ураганов на Восточном побережье и участившихся засух и пожаров на Западном, религия и политические убеждения могут играть решающую роль: «Потепление не может быть правдой, потому что Бог не ошибается, заключают некоторые студенты», – рассказывает Греер.

«Когда я преподавала этот же курс в 2016 году, под конец курса уже 100% студентов были согласны, что потепление – это реальность. Есть тысячи научных данных на эту тему, и, в конце концов, есть термометры. Тем не менее, немало студентов под конец курса продолжали считать, что не стоит государству вмешиваться в дела экономики и производства. Все должен решать свободный рынок», – рассказывала Греер.

«Если мне удалось восстановить связь между реальностью и наукой – и то хорошо. Мы подходим к критическому рубежу, а может быть, даже мы этот рубеж уже перешли. Нам нужны радикальные изменения и политическая воля. Но этой воли нет, особенно у этого президента и его администрации». По словам Греер, нет воли и у простых граждан, игнорирующих в основном все предупреждения ученых: «Экономические проблемы, проблемы с мигрантами, проблемы равноправия женщин кажутся людям, республиканцам и либералам, важнее изменения климата. Пока люди не поймут, что климат – это самая главная, самая неотложная мировая проблема, хорошего будет мало».

Американцам не свойственен мрачный взгляд на мир, но для ученых, оказавшихся в роли политических оппозиционеров, поводов для радости нет: «Я прошу прощение за свой пессимизм», – извинилась профессор Греер в заключение нашего разговора.

ng.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: