Единый Бог в трех лицах.

В категориях: Без рубрики

троиц

Святая Троица.

Джеймс Пакер

«Так говорит Господь, Царь Израиля, и Искупитель его, Господь Саваоф: Я первый и Я последний, и кроме Меня нет Бога...» Ис. 44:6.

Ветхозаветные авторы постоянно подчеркивали одну мысль — есть только один Бог, Бог-Творец, открывшийся людям; поклонение и любовь должны принадлежать исключительно этому Богу (Втор. 6:4–5; Ис. 44:6 — 45:25). Новый Завет вторит им (Мк. 12:29–30; 1 Кор. 8:4; Еф. 4:6; 1 Тим. 2:5), хотя и говорит о трех Лицах — Отце, Сыне и Святом Духе, действующих заодно, чтобы принести спасение (Рим. 8; Еф. 1:3–14; 2 Фес. 2:13–14; 1 Пет. 1:2). Из истории учения о Троице (термин «Троица» образован из латинского слова trinitas, означающего «троичность») известно, что оно стремится обозначать тайну и сохранить ее (не объяснить, ибо это не входит в его компетенцию); данное обстоятельство обращает наше внимание на, возможно, труднейшую проблему из всех, с какими человеческий разум когда-либо пытался справиться. И все же следует сказать, что учение о Троице — истинное.

Предпосылками догмата о Троице являются данные, которые приводят историки Нового Завета, а также учение об откровении, которое, говоря с человеческой точки зрения, выросло на почве этих данных. Иисус, молившийся Своему Отцу и учивший Своих последователей делать то же, убеждал их в Своей божественности, поэтому уверенность в Его божественности и в необходимости служения Ему и возношения Ему молитв составляют основу новозаветной веры (Ин. 20:28–31; ср. 1:18; Деян. 7:59; Рим. 9:5; 10:9–13; 2 Кор. 12:7–9; Флп. 2:5–6; Кол. 1:15–17; 2:9; Евр. 1:1–12; 1 Пет. 3:15). Иисус говорил, что пошлет ученикам другого Утешителя (Сам Христос был первым), греческое слово Утешитель (Paraclete) в исконном смысле указывает на многостороннее и прямое служение в качестве Советника, Ходатая, Помощника, Утешителя, Союзника, Друга (Ин. 14:16–17, 26; 15:26–27; 16:7–15). Этим другим Утешителем, пришедшим в день Пятидесятницы, чтобы исполнить это обетованное служение, был Святой Дух, признаваемый от начала Третьим Лицом Божества: как сказал вскоре после Пятидесятницы апостол Петр, солгать Ему — значит солгать Богу (Деян. 5:3–4).

Поэтому Христос вменяет крещение «во имя (единственное число: один Бог — одно имя) Отца и Сына и Святого Духа» — в трех Лицах существует единый по Своей природе Бог, Которому и доверяют свою жизнь христиане (Мф. 28:19). О трех Лицах Бога говорится в рассказе о крещении Самого Иисуса: Отец признал Иисуса Своим Сыном, а Дух явил Свое присутствие в жизни и служении Сына (Мк. 1:9–11). Троичное благословение находим и во 2 Кор. 13:13; а в Отк. 1:4–5 — молитву о мире и благодати Отца, Духа и Иисуса Христа. (Разве поставил бы апостол Иоанн Духа между Отцом и Сыном, если бы он не почитал Духа таким же Божеством, как и их?) Это лишь некоторые из наиболее убедительных примеров тринитарной точки зрения и позиции Нового Завета. Хотя терминологии традиционного тринитаризма здесь и нет, вера в Троицу и соответствующая догма представлены в Новом Завете всюду, так что учение о Троице следует признать библейским — это вечная божественная истина, пусть и не высказанная до конца в Ветхом Завете, но четко и ясно представленная в Новом.

Основное утверждение этого учения состоит в том, что Бог един по Своей природе, но существует в трех Лицах. Три личностных «ипостаси» — это равные друг другу и равно вечные центры самосознания Божества; каждая из них бытует как «Я» в отношении Двух других, каждая из Которых есть «Ты» и единосущна божественной природе («материи» Божества, если осмелиться так сказать) вместе с Двумя другими. Это не три роли, исполняемые одной Личностью (модализм), и не связка из трех богов (тритеизм); единый Бог («Он») выступает в то же время и в равной мере как «Они»; «Они» же, будучи всегда вместе и всегда дополняя друг друга, составляют единство Отца, Который начинает, Сына, Который повинуется, и Духа, Который исполняет волю Обоих и в то же время Свою. Такова истина о Боге, открывшаяся посредством слов и дел Иисуса и утверждающая действительность спасения, о котором свидетельствует Новый Завет.

Практическое значение догмата о Троице состоит в том, что он требует от нас уделять равное внимание и воздавать равную честь всем трем Лицам в единстве их благодатного служения нам. Это служение является сутью Евангелия, говорить о котором, как показывает беседа Иисуса с Никодимом, невозможно, не различая Их разной роли в замысле Божьей благодати (Ин. 3:1–15; обратите особое внимание на ст. 3, 5–8, 13–15). Все нетринитарные догмы христианского вероучения, согласно библейским стандартам, являются непригодными и, по сути, ложными и не могут не искажать христианской жизни.

Джеймс Пакер, "Основы богословия". Издательство Швндал, Санкт-Петербург, 116стр., 2001г.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: