reveal@mirvboge.ru

Сущность и форма нравственной проповеди Иисуса.

В категориях: Библия говорит,Комментарии

нагорна

Каково основание этического учения Иисуса и как лучше его понять? Почему народ Божий должен вести себя так, как Он?

Джон Дрейн.

Разумеется, нелегко говорить об этике Иисуса в отрыве от остального Его учения. Все Его учение о Боге и Царстве имеет и нравственную составляющую, а Нагорная проповедь (Матфея 5—7), которая считается наиболее полным собранием этического учения в Евангелиях, полна богословия. Тем не менее эта так называемая проповедь дает хорошее представление о месте этики в том новом обществе, которое пришел создать Иисус.

Прежде чем перейти к содержанию Нагорной проповеди, мы должны определить, как лучше понять то, что говорил Иисус. Это важный вопрос. Ведь очевидно, что способ, каким учит Иисус, сильно отличается от методов современных учебников по этике и даже отличается от той формы, в какую облек бы эти же идеи обычный человек. Как хороший учитель, Иисус, естественно, использовал тот язык и стиль, который вдохновлял бы Его первых слушателей применить Его учение в повседневной жизни. В Нагорной проповеди отчетливо выделяются по крайней мере три приема:

■        Большая часть проповеди сказана поэтическим языком, хотя это не тот вид поэзии, который знаком современным читателям Евангелий. Например, европейское стихосложение построено на ритме, регулярном числе слогов или ударений, в то время как еврейская поэзия основана на параллелизме мысли. Существовали два главных типа поэзии, основанных на сходстве или на противопоставлении. Возьмите, например, Матфея 7:6. Эти строки можно расположить как стихи:

Не давайте святыню псам;
не мечите бисера перед свиньями.

Это подлинная еврейская поэзия, в которой вторая строка повторяет мысль первой, но использует другую образность. Эта форма стихосложения называется «синонимическим параллелизмом», и примеров его очень много как в Псалмах, так и в других поэтических разделах Ветхого Завета.

Другая форма древнееврейской поэзии известна как «антитетический параллелизм». Вот пример из Матфея 7:17:

Каждое древо благое приносит благой плод,
но плохое древо приносит плохой плод.

В каждой строке одна и та же мораль, но мысль выражена при помощи противоположных понятий. Этот прием тоже часто встречается в Ветхом Завете.

Даже молитву Господню (Матфея 6:9-13) можно выстроить в виде стихотворения:

Отче наш, сущий на небесах, да святится имя Твое,
Да приидет Царство Твое; да будет воля Твоя;
на земле, как и на небе.
Хлеб наш насущный дай нам на сей день
И прости нам долги наши, как и мы простили должникам нашим,
И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого.

■        Другая характерная черта учения Иисуса — постоянное использование наглядных образов. В некоторых случаях Он использует истории, притчи, в других — какие-то яркие иллюстрации, взятые из повседневной жизни. Это совершенно не похоже на тот способ, каким люди говорят об этике в современной культуре, где главенствуют умозрительные формы высказывания и где об этике можно говорить абстрактным языком. Иисус, напротив, всегда говорит конкретно.

Вместо того чтобы сказать: «Материальный интерес препятствует духовному росту», Он говорил: «Никто не может служить двум господам… Не можете служить Богу и маммоне» (Матфея 6:24).

■ Иисус также часто использует гиперболизацию, преувеличение, чтобы добиться своей цели. Например, Он говорит ученикам, что лучше вырвать себе глаз, чем совершить прелюбодеяние, или лучше отрубить себе руку, чем не угодить Богу (Матфея 5:29). Разумеется, Он не призывал их к членовредительству, но с помощью такого экстравагантного языка Он добивался того, чтобы слушатели осознали, насколько важна Его весть.

Рассматривая нравственное учение Иисуса, важно обратить внимание на Его приемы, потому что тогда легче будет понять, что имел в виду Иисус.

Бог и нравственный императив

Нравственное учение Иисуса нельзя отделить от Его учения о Царстве Божьем, от требований, предъявляемых к тем, кто готов принять Божий путь, и от возможностей, открывающихся перед такими людьми. Очень трудно понять Нагорную проповедь, если не учитываешь, что все ее наставления говорят об отношениях с Богом.

В любой этической системе есть ряд неоспоримых истин, на основе которых она развивается. Нравственное учение Иисуса основано на том, что Бога, создавшего весь мир и действовавшего в истории Израиля, можно познать лично и что естественное последствие познания Божьих путей — перемены в поведении тех, кто стремится к такому знанию.

Путеводитель по Новому Завету. Пер. с англ. / Джон Дрейн — М: Триада, 2007. — 620 с. John Drane. Introducing the New Testament by Lion Publishing pic, Oxford, England.

 

Главный стимул, побуждающий следовать советам Иисуса — это желание уподобиться Богу.

Человеческая доброта исходит от Бога

Джон Дрейн

В сущности, учение Иисуса не было столь новым, как может показаться. В еврейском Писании уже были заложены две простые нравственные истины, которые стали основными и для новозаветного учения Иисуса.

В центре так называемого кодекса святости в Ветхом Завете стоит призыв: «Будьте святы, ибо Господь, Бог ваш, свят» (Левит 19:2). Эти нравственные образцы, которые должен был воспринять народ Божий, являются ничем иным, как отражением сути Самого Бога. Библейская нравственность должна была взять за образец поведение Бога: люди обязаны поступать так, как поступает Бог.

Весь опыт древнего Израиля показывал, что одной из самых характерных черт Бога была Его безоговорочная и не ставящая условий любовь к Своему народу. Традиционное предание повествует о том, как Авраам был призван из Месопотамии и ему была дана новая родина. Случилось это не потому, что Авраам обладал какими-то выдающимися нравственными или духовными способностями, а потому, что на него обратилась любовь Бога. Сам Израиль возник благодаря потрясающему опыту Исхода и того, что за ним последовало. Не нравственное совершенство народа, а забота любящего Бога породила Израиль. И лишь потому, что Бог любил израильский народ не заслуженной любовью, Он предъявил этому народу определенные требования.

Это видно из вводных слов, предворяющих Десять Заповедей: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, излома рабства» (Исход 20:2). Это и была первооснова, на которой строились все остальные заповеди: Бог побуждал людей ответить

Ему любовью и благодарностью за то, что Он уже сделал для них. Тот же образец можно найти и в других местах Пятикнижия: «Помни, что и ты был рабом в земле Египетской, и избавил тебя Господь, Бог твой, поэтому я сегодня и заповедую тебе сие» (Второзаконие 15:15).

«Поэтому» — ключевое слово, именно оно указывает на связь между характером Бога и ожидаемым поведением народа. Этика Нового Завета видит в этом образце основу нравственного поведения. Удивительно, например, что Павел, желая прекратить раздоры в филиппийской церкви, призывает не к житейскому здравому смыслу, а все к тому же образцу: поведение Бога служит образцом для поведения человека (Филиппийцам 2:1-11). В этом отрывке Павел привлек внимание своих адресатов к факту: вочеловечение было жертвой Бога, который родился в этом мире в лице Иисуса из Назарета. Павел делает этот факт основанием для нравственного призыва: раз Иисус пожертвовал всем ради людей, они также должны быть готовы отказаться от себялюбия, чтобы угодить Богу.

Библейское учение о нравственном поведении вытекает из веры в то, что Бог — святой Бог и любящий Отец. Отсюда следуют несколько важных практических выводов, определяющих поведение христианина:

■        Христиане со всей серьезностью относятся ко греху. Перед лицом святого Бога, который являет Свою безусловную любовь к тем, кто никогда и не помышлял о Божьих путях, они начинают осознавать, до какой же степени их поведение не похоже на поведение Бога. В истории христианства не раз бывали случаи, когда неспособность человека жить по-Божески использовали, чтобы задавить людей чувством вины. Но для Иисуса понятие греха не сводилось только к личным проступкам. Гораздо чаще Он начинает разговор не с самих проступков, а с тяжелого положения тех, кто пострадал из-за этих проступков. Снова и снова Иисус встречал людей, жизнь которых омрачали последствия греха. Но вместо того, чтобы сказать, что они сами повинны в своих мучениях, Он проявлял к ним сочувствие. Иисус знал: люди часто страдают от существующего в мире зла, и порой в этом нет их вины, порой грех совершается против них. Для Иисуса грех — нечто большее, чем личный проступок. Следуя прозрениям, о которых говорила еврейская традиция в рассказе о грехопадении, Он видел в грехе нечто, что оказало воздействие на все мироздание, и, соответственно, требовал комплексного подхода к греху. Это не означает, что Иисус отрицал личную ответственность человека за грех, но Он указывал людям новое направление. Его весть убеждала людей, что с Божьей помощью они способны обрести новые силы и взять на себя ответственность за собственную жизнь. Его весть не несет осуждение тем, чья жизнь искалечена грехом и его последствиями.

■        По этой же причине христианская доброта имеет божественное, принадлежащее иному миру качество и постоянно выходит за пределы требований «здравого смысла». Самоотверженная любовь, в которой Иисус видел сущность Божьей природы, должна стать основой для повседневного поведения. Богачу велено продать все, что имеет, и раздать нищим (Марка 10:21). Ученикам дан совет пройти две мили, если римские воины потребуют, чтобы они прошли одну. Велено «подставлять другую щеку» и воздавать добром за зло (Матфея 5:38-42). Все это может показаться неразумным, даже абсурдным с точки зрения привычных представлений о личной ответственности. Но в свете Божьей щедрости и великодушия эти наставления выглядят совершенно иначе. Они становятся единственным мыслимым ответом на безграничную любовь Бога.

■        И, наконец, этика Иисуса коренится в Его богословии. Его, казалось бы, абсурдные нравственные правила нужно усвоить, «да будете сынами Отца вашего Небесного… ибо если вы будете любить любящих вас… что особенного делаете?» (Матфея 5:45-47).

Путеводитель по Новому Завету. Пер. с англ. / Джон Дрейн — М: Триада, 2007. — 620 с. John Drane. Introducing the New Testament by Lion Publishing pic, Oxford, England.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: