reveal@mirvboge.ru

Где и как достать средства для благотворительных фондов?

В категориях: Аналитика и комментарии,Личность, обращенная к Богу,Общество, Церковь и власть,Социология, культурология, история

благотво

Как помочь деньгами, тем, кто готов помогать людям. Что должно измениться в законе о целевых капиталах.

Евгения Корытина

Целевой капитал школы «Летово» (7 млрд руб.) обогнал многолетнего лидера среди российских эндаументов – капитал «Сколтеха» (4,7 млрд руб.). На 3-е место, отодвинув эндаументы МГИМО и Европейского университета в Санкт- Петербурге (оба – более 1,5 млрд руб.), вышел целевой капитал Российского фонда культуры в поддержку фестиваля «Русские сезоны», по данным отчета на конец 2017 г., в нем было 2 млрд руб.

В России сегодня порядка 200 эндаументов и многие из них появились за последние несколько лет, рассказывает генеральный директор Благотворительного фонда Владимира Потанина Оксана Орачева. Так, крупнейший на сегодня целевой капитал – школы «Летово» (7 млрд руб.) был создан в 2017 г.

Это показатель роста некоммерческого сектора – все больше игроков планируют свою работу на долгосрочную перспективу. Целевые капиталы – как раз инструмент стабильного финансирования на многие годы вперед, напоминает Орачева.

Артем Шадрин, директор департамента стратегического развития и инноваций Минэкономразвития:

«Есть разночтения в определении того, является ли пожертвование в эндаумент благотворительным пожертвованием. Неточность этой трактовки не позволяет формировать целевые капиталы благотворительным фондам. В этой связи считаем необходимым четко определить в законодательстве отнесение пожертвований в целевой капитал к благотворительной деятельности, а также расширить перечень возможных целей формирования целевого капитала. При этом считаю актуальным расширение механизма налоговых льгот на пожертвования в эндаумент. С 1 января 2019 г. вступили в силу поправки в налоговое законодательство, позволяющие предоставлять инвестиционный налоговый вычет по налогу на прибыль организаций на пожертвования в эндаументы для поддержки государственных и муниципальный учреждений в сфере культуры и непосредственно таким учреждениям. Это очень хороший прецедент. Думаю, в перспективе было бы правильно распространить его и на другие сферы, в том числе на пожертвования для поддержки негосударственных организаций, отвечающих определенным требованиям».

Закон «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций» был принят в конце 2006 г. С тех пор изменения в него вносились всего пять раз. «К нему мало подзаконных актов, практически нет региональных законодательных актов», – отмечает Орачева. Но опыт применения закона, по ее мнению, накопился уже достаточный, для того чтобы уточнить некоторые нормы.

Пакет поправок в закон подготовило Минэкономразвития совместно с экспертами отрасли. Сейчас документ проходит финальные согласования в министерстве и может быть внесен в Госдуму уже в осеннюю сессию, рассказала изданию «Ведомости&» участница рабочей группы, руководитель аппарата ректора Европейского университета в Санкт-Петербурге Алла Самолетова. Эндаумент этого вуза – один из самых крупных в России: его объем – более 1,5 млрд руб.

Какие проблемы призваны решить поправки?

Небольшие не успевают

Часть поправок направлена на небольшие некоммерческие организации, которым сложно собрать минимальную сумму в отведенный законом срок. Сейчас все устроено так: зарегистрированный фонд целевого капитала (ФЦК) сколь угодно долго может оставаться пустым. Таких пустых эндаументов в 2017 г. было около 34% от общего числа зарегистрированных фондов, подсчитывала УК «Апрель капитал» (по ее данным, всего тогда было 177 ФЦК). Но как только в целевой капитал поступает первое пожертвование, у фонда есть один календарный год, чтобы собрать 3 млн руб. – минимальную оговоренную законом сумму. В противном случае все пожертвования придется вернуть. «Часто не хватает совсем чуть-чуть, буквально несколько десятков тысяч рублей. Мы предлагаем тем, кто за год сумел набрать больше 1,5 млн руб., давать дополнительные полгода на завершение сбора», – объясняет Самолетова. «Когда формируется эндаумент, каждый месяц в помощь фондам», – подтверждает Александр Климов, исполнительный директор Фонда целевого капитала Андрея Павленко (этот эндаумент сейчас как раз в стадии формирования)

Инвестиции для смелых

Еще одна группа поправок к закону касается обслуживания эндаумента и управления его активами. Они предлагают расширить инвестиционную декларацию, в частности включить в нее производные финансовые инструменты (во что можно инвестировать средства эндаументов сейчас, см. врез). Это по замыслу авторов поправок даст собственникам крупных целевых капиталов дополнительные возможности для инвестиций и диверсификации портфеля. «Если в фонде несколько крупных капиталов, часть из них может управляться в рамках классического подхода, но у эндаументов должна быть возможность попробовать и более сложные, прибыльные инструменты, доступные другим категориям инвесторов», – считает Роза Воронина, директор управления по работе с некоммерческими организациями АО «Газпромбанк – управление активами» (лидер по количеству целевых капиталов под управлением – 55 по итогам 2018 г.); по их суммарному объему занимает 2-е место после «ВТБ капитал управление активами» (см. таблицу).

Сейчас управляющая компания получает вознаграждение не более 10% годового дохода от управления средствами эндаумента. Если объем целевого капитала составляет 3 млн руб., то годовой доход от управления в текущей рыночной ситуации может составить около 200 000 руб., а комиссия управляющего не превысит десятой части от этой суммы. «Для управляющих компаний работа с небольшими целевыми капиталами – часть корпоративной социальной ответственности, поскольку получаемое вознаграждение в этих случаях не покрывает расходы», – говорит Воронина. Поправки в закон предлагают разные варианты вознаграждения управляющей компании: фиксированная плата, комиссия от дохода или комбинированный вариант.

Эндаумент (целевой капитал) – пожертвование (деньги, имущество, финансовые активы) в некоммерческую организацию с условием, что дар будет инвестирован. Используется для финансирования оговоренных целей именно доход от инвестирования, а первоначальное пожертвование (тело капитала), как правило, останется нетронутым.

Для формирования, управления и распределения дохода целевого капитала может быть создана специализированная организация – ФЦК или эндаумент-фонд. Другой вариант – этим может заниматься та организация, в пользу которой будет распределяться доход.

Доход эндаументов освобожден от налога на прибыль.

У ФЦК есть ограничения на административно-хозяйственные расходы: на аренду, зарплату сотрудников, ежегодный аудит можно потратить 15% дохода от доверительного управления или 10% от дохода целевого капитала, но только в том случае, если есть решение тратить деньги из тела капитала на цели капитала. «Приходится снова искать деньги, но уже не на сам эндаумент, а на его содержание. Мы думаем, что целевой капитал должен сам себя обслуживать, поэтому нужно изменить ограничения», – рассказывает Самолетова.

Чтобы целевой капитал оправдал вложенные в него ресурсы, показал серьезность намерений инициаторов проекта, его потенциал, объем капитала должен составлять хотя бы 10–20 млн руб., считает Воронина. «Тогда при прогнозируемом на текущий год уровне доходности консервативных инвестиций в 8–9% годовых на цели фонда после вычета расходов можно будет направить около 1 млн руб.», – подсчитывает она.

Недвижимость не в цене

Кроме денег и других финансовых активов в целевой капитал по закону можно пожертвовать недвижимость. Но это не самый популярный актив в эндаументах, единодушны опрошенные «Ведомости&» управляющие. В эндаументах под управлением «Газпромбанк – управление активами», УК «Альфа-капитал», УК «Открытие» и «ВТБ капитал управление инвестициями» недвижимости нет.

Недвижимость не самый удобный актив для эндаумента: ею сложно управлять, а доходность существенно ниже рыночной из-за высокой налоговой нагрузки и расходов на эксплуатацию здания, объясняет Татьяна Летунова, председатель правления Благотворительного детского фонда «Виктория» (учредитель – совладелец «Уралсиба» Николай Цветков). Изначально в целевом капитале этого фонда были только финансовые активы, но потом по рекомендации управляющей компании он купил часть здания на Арбате. «Недвижимость в эндаументе облагается такими же налогами, как и любая другая, – подчеркивает она, – несмотря на то что все доходы от аренды, по сути, направляются на социальную помощь (а налоговых льгот, как для НКО, у ФЦК нет. – «Ведомости&»)».

Чтобы целевые капиталы могли наращивать объем, законопроект предлагает позволить собственникам чуть дольше копить и чуть меньше тратить. Сейчас обязательно использовать половину дохода за два года подряд, если документ будет принят, то планка может снизиться до 25% за три года.

Капиталы для благотворительных фондов

За рубежом эндаументы часто создаются внутри благотворительных фондов.

В России по закону о благотворительной деятельности, если у фонда есть статус благотворительной организации, он не может быть собственником целевого капитала. То есть не может создать эндаумент внутри своей организации, а именно такая практика распространена в Европе и США, говорит Самолетова. Но закон о целевых капиталах, объясняет она, позволяет благотворительному фонду быть получателем дохода от эндаумента, собственником которого является специально созданная организация.

По закону управлять целевым капиталом должна управляющая компания. Инвестировать средства, составляющие капитал, она может в российские и иностранные государственные бумаги, акции и облигации, ипотечные ценные бумаги, паи, недвижимость и депозиты.

При этом сумма расходов на доверительное управление строго ограничена законом: не более 1% дохода от целевого капитала (т. е. суммы дохода от управления средствами и не более 10% от тела капитала). Раз в два года половину дохода от целевого капитала нужно потратить на цели, указанные при его формировании.

Именно так и поступили в Благотворительном фонде помощи хосписам «Вера». В 2008 г. учредитель фонда «Вера» Нюта Федермессер создала отдельное юридическое лицо – Фонд формирования и использования целевого капитала для помощи хосписам «Вера». «Спустя 11 лет у фонда в управлении уже 8 таких капиталов на общую сумму более 500 млн руб.», – говорит президент фонда «Вера» Юлия Матвеева. По ее словам, доходы от управления целевыми капиталами направляются на поддержку хосписов для взрослых в Москве по программе «Помощь учреждениям» (ее реализует Благотворительный фонд помощи хосписам «Вера») и на работу выездной службы детского хосписа «Дом с маяком» (Благотворительного медицинского частного учреждения «Детский хоспис»).

Еще один нюанс – ни благотворительные фонды, ни другие НКО не могут пополнять целевой капитал из своих средств. Само понятие «благотворительность» по российскому законодательству – это адресная помощь конкретным людям и организациям, в течение года обязательно израсходовать 80% всех полученных пожертвований. Получается, что аккумулировать средства для долгосрочных инициатив благотворительные организации сейчас не могут. Если, например, фонд получил пожертвований больше, чем ему нужно сейчас на адресную помощь, он все равно обязан использовать эти деньги и не может отложить их на будущее в подушку безопасности. По словам Самолетовой, одними поправками в закон о целевых капиталах здесь не обойтись: «Необходимо гармонизировать все законодательство, регламентирующее работу социально ответственных некоммерческих организаций».

vedomosti.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: