reveal@mirvboge.ru

Бесценное сокровище носим в своих глиняных сосудах.

В категориях: Библия говорит,Комментарии

сосуд

Притесняемы, но не повержены.

Бог Есть

(2 Коринфянам 4:7–15)

Много лет назад мы с семьей ходили по Лувру, восхищаясь величайшими в мире произведениями искусства. В одном из залов мы увидели толпу, собравшуюся перед какой-то картиной. Эта картина была помещена в стеклянный ящик. Рядом стояла охрана. Подойдя поближе, мы узнали знаменитую Мону Лизу. Среди многих других художественных ценностей, собранных в этом великолепном зале, эта была бесценным сокровищем. Картина была защищена от возможной кражи, вандализма и прикосновений поклонников. Только поместив это уникальное произведение искусства за стекло, можно было, по-видимому, сохранить его должным образом.

Я часто замечал, какие изощренные меры предосторожности предпринимаются музеями, чтобы уберечь свои сокровища. Тысячи людей, выстраивавшиеся в очередь, чтобы посмотреть на сокровища Тутанхамона, видели, как много сил было положено на защиту экспонатов за стеклянными витринами. Ни один ответственный человек не позволит, чтобы чей-то бездумный поступок испортил сокровище, которому три тысячи лет. Во всех музеях за безопасностью картин, если они не защищены стеклянным футляром, следят электронные устройства, подающие звуковой сигнал при малейшем прикосновении к полотнам. Любая ценность, будь она в музее или дома, требует особого обращения, потому что жалко видеть, как портится бесценная вещь.

Учитывая все это, можно представить себе, какой шокирующий эффект производят слова Павла во 2 Кор. 4:7: “Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах..." Глиняными сосудами во времена Павла были дешевые глиняные горшки. Археологи, раскапывающие такие древние города, как Коринф, находят тысячи фрагментов подобных глиняных горшков и кувшинов. Эти “не разлагаемые микроорганизмами” предметы чаще всего выбрасывали, возможно, из-за их большого количества и дешевизны. Как показывают бесчисленные черепки, горшки и кувшины были очень хрупкими. В них было удобно хранить продукты, но никому бы и в голову не пришло положить хоть в один из них сокровище. Сокровище помещали туда, где оно могло быть надежно защищено от воздействия стихий или человеческой алчности. Поэтому слова Павла: “Сокровище сие мы носим в глиняных сосудах”, - звучали весьма необычно.

Сокровище

Сокровище, которое “мы носим”, - это проповедь евангелия. В предыдущем стихе Павел говорит о свете, который "озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа" (4:6). А свет - это провозглашение Иисуса Христа Господом (4:5). Говоря о сокровище, которое “мы носим”, Павел особо подчеркивает тот факт, что это сокровище нам дано. Он несколько раз повторяет, что христиане “имеют" благословения (3:4, 12; 4:1) от Бога. Это дар нам. Божье сокровище принадлежит нам, потому что Бог вложил его нам в руки.

“Сокровище" - любимый библейский образ для обозначения благой вести евангелия. Иисус однажды сказал: “Подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле" (Мф. 13:44). Затем Он рассказал аналогичную притчу, в которой царство сравнивалось с “одной драгоценной жемчужиной” (Мф. 13:46). Павел пишет, что во Христе “сокрыты все сокровища премудрости и ведения" (Кол. 2:3). Эта метафора нашла такое широкое применение потому, что сообщает о евангелии важный факт: оно настолько бесценно, что к нему нельзя относиться легкомысленно.

Не случайно, что евангелие сравнивают с сокровищем, а не с дешевой безделушкой. Когда человек из притчи нашел сокровище и жемчужину, он продал все, что у него было, чтобы иметь эту одну вещь. Притча говорит о бесконечной ценности евангелия. Понять это - все равно что найти сокровище, ради которого мы готовы пожертвовать всем.

В Афинском национальном музее есть предметы из золота, датируемые двенадцатым столетием до нашей эры, то есть относящиеся к периоду Троянской войны. Их в конце девятнадцатого века извлек из земли Генрих Шлиман, хотя ему много раз говорили, что невозможно отыскать материальные следы того героического века. Хотя он даже не представлял себе всего великолепия ценностей, которые ему предстояло найти, идея страстно увлекала его. Он потратил все свое состояние на археологические раскопки, потому что его неодолимо влекла мечта о греческом сокровище.

Иисус знал, что у всех нас есть сокровище. Мы предпочитаем или сокровища земные, которые могут быть украдены либо испорчены, или небесные, которые никто не может у нас отнять. “Где сокровище ваше, - говорил Он, - там и сердце ваше" (Мф. 6:21). Павел был уверен, что мы имеем “сокровище сие", когда служим Христу.

Знаком христианина является понимание того, что нам в руки было дано сокровище. Мы часто не воспринимаем свое служение всерьез, потому что очень мало ожидаем от него. Повторяемость многих задач, а также неуважение к ним со стороны многих людей превращают служение в монотонную работу. Очень мало таких общин, где важная работа - посещение больниц, забота о бедных, посещение на дому - не умирает медленной смертью. Энтузиазм имеет тенденцию со временем угасать.

Во многих случаях нам не хватает напоминания о том, что в этих делах мы имеем сокровище. Если оно там, где мы служим, то мы никогда не позволим, чтобы другие дела препятствовали нашей преданности важному служению. Джеймс Стюарт, известный шотландский проповедник, задал уместный вопрос: “Что больше всего нужно сегодня церкви для исполнения ею своей евангелизационной миссии?” И сам же ответил на него: «Более современные приемы и методы, без сомнения, отвечающая требованиям дня структура церковной жизни, новейшая техника. Но главное, конечно, это более глубокое ощущение богатств, которыми мы владеем, более живое овладение сверхъестественными, трансцендентными возможностями, которые всегда присутствуют в нашей вере в воскресшего Господа».

Не так давно я услышал, как одна женщина прокомментировала активное участие ее мужа в работе церкви. Она объясняла это тем, что в детстве он был лишен христианского окружения. Только став взрослым, он открыл для себя евангелие и христианскую общину. Он никогда не воспринимал христианскую жизнь как нечто само собой разумеющееся, и поэтому она стала для него чем-то особенным! Говоря языком Павла, этот человек нашел сокровище. Наше нежелание браться за многие церковные дела или выполнение их спустя рукава объясняется тем, что они стали для нас обыденными. Тот, кто живет с сокровищем долгое время, может позабыть о его истинной ценности. Но те, кто смотрит на него свежим взглядом, видят его ценность для себя.

В глиняных сосудах

Нет никаких сомнений, что глиняный сосуд, хранящий сокровище, - это христианин со своими слабостями, несовершенствами и хрупкостью. Бог не стал хранить Свое сокровище за семью замками в самом крепком и самом безопасном стеклянном футляре. Он положил Свое сокровище в хрупкие глиняные сосуды.

Образ глиняного сосуда настолько соответствует нашей хрупкой жизни, что часто используется в Библии для напоминания о наших собственных слабостях. "Я - как сосуд разбитый”, - говорит псалмопевец (Пс. 30:13). Иеремия называет человека “сосудом непотребным” (Иер. 22:28). Но хотя мы так же хрупки, как глиняные сосуды, пророки постоянно напоминают нам, что Бог - мастер, который может найти хрупкому сосуду хорошее применение. Бог работает с глиной, формируя ее в Своих собственных целях (Иер. 18:1-11; см. Ис. 29:16; 45:9). Слабая глина не имеет права сопротивляться воле горшечника (см. Рим. 9:19, 20), ибо он может взять ничего не стоящую глину и использовать ее как свое орудие.

Слова Павла о том, что “сокровище сие мы носим в глиняных сосудах”, настолько ярко, что мы легко забываем его первоначальный контекст. Павел, вероятно, не сказал бы так, если бы не стал мишенью для острой критики. Противники подвергали сомнению его подлинность на том основании, что он был слишком слаб, чтобы быть истинным служителем. “В посланиях он строг и силен, - говорили они, - а в личном присутствии слаб, речь его незначительна" (2 Кор. 10:10). Это, как если бы они сказали: “Мы ждали, что он такой же заводящий оратор, как все публичные ораторы”. Или: “Мы ожидали увидеть красивого и богоподобного мужа, похожего на участника Олимпийских игр". Павел, глашатай Божьего Слова, совсем не соответствовал представлению искушенных коринфян о лидере. Своим ответом он напоминал им о том, что для Своего сокровища Бог преднамеренно избрал глиняные сосуды, а не крепкие и безупречные емкости.

Павел уже приводил сходный довод в 1 Коринфянам, когда убеждал коринфян в том, что Бог не сообразуется с человеческими мерками. Бог предпочел сообщить о Себе через крест, символ позора и слабости. Затем Павел добавил: “Посмотрите, братия, кто вы призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных” (1 Кор. 1:26). Вся церковь была составлена из “глиняных сосудов" - людей, которые не обладали своей собственной силой. Богу не нужны были мудрые, сильные и благородные, чтобы осуществлять Его работу.

Забывая о том, что Божье сокровище помещено в “глиняные сосуды”, мы создаем серьезные проблемы для церкви. В нашей культуре с ее равнением на всевозможных звезд, порожденных средствами массовой информации, мы думаем, что для важных задач нужны суперзвезды. В последние годы одно крупное евангелистское движение сделало особый упор на том, чтобы в пользу веры высказывались шикарные поп-звезды. По-видимому, наличие необычайного таланта вызывает к вере большее доверие.

Забывая о том, что Бог преднамеренно поместил Свое сокровище в глиняные сосуды, мы становимся нетерпеливыми с теми, кто руководит нами. Мы торопимся обвинить старейшин в “неспособности", а проповеди благовестников назвать посредственными, после чего делаем скоропалительный вывод, что будущее церкви можно обеспечить только при условии, что каждое богослужение будет таким же гладким, как специальная передача по телевидению. И приходим к заключению, что церковь может быть жизнеспособной только в том случае, если мы найдем того, кто обладает качествами настоящей “звезды”.

Однажды я слышал, как несколько членов общины жаловались, что их проповедник “такой посредственный”, что ему следует оставить свой пост, так как в нем кроется главная причина неудач церкви. Более мудрый брат ответил на это: “Да, но ведь и мы «посредственная» община.” Таковыми является большинство общин. Уровню знаний и умений в них может быть далеко до уровня какой-нибудь корпорации. Программы могут осуществляться не так гладко, как хотелось бы, а руководящий состав может быть ничем не лучше простых членов. Но я убежден, что при серьезном отношении к словам Павла мы будем помнить, что церковь состоит из хрупких сосудов.

Понимание этого должно придать нам терпения по отношению к ошибкам, которые мы замечаем у других. Практически все, кто серьезно включается в работу, делают серьезные ошибки, о которых потом сожалеют. Часто нам не хватает достаточной прозорливости, чтобы предусмотреть результаты, идущие от наших решений. Мы делаем опрометчивые замечания, а после размышлений над случившимся думаем, что лучше бы мы не произносили этих слов. То, что мы “глиняные сосуды”, предполагает, что мы не свободны от некоторых человеческих недостатков. Та церковь, которая не забывает этого факта, будет проявлять терпение.

Поскольку мы “глиняные сосуды”, мы должны быть терпеливы и по отношению к тем, кто совершает серьезные моральные проступки. Порой мы подолгу не можем простить чью-то оплошность, допущенную в далеком прошлом. Мы можем вести себя так, будто она навсегда лишает этого человека права участвовать в работе церкви. Но такое отношение перечеркивает тот факт, что Бог может использовать в качестве Своего “избранного орудия” (Деян. 9:15; Современный Перевод) тех, кто совершил серьезные проступки. Он использовал даже того, кто преследовал церковь.

Тот факт, что Бог предпочел использовать “глиняные сосуды”, вовсе не означает, что мы должны мириться с нашей некомпетентностью и недостатками, не прилагая никаких усилий к тому, чтобы полностью отдаться выполнению задачи. Мы бы исказили учение Павла, если бы предположили, будто Бог, избрав склонных к ошибкам людей в качестве Своих орудий, не требует от нас ревностной преданности и приложения всех наших способностей в делах церкви. Истинное служение строится на уверенности в том, что Бог может использовать такие хрупкие сосуды, как мы, но это вовсе не означает, что мы самодовольно принимаем наши недостатки, не прилагая никаких усилий, чтобы стать лучше.

Да, Бог может использовать ничем не примечательного оратора или человека, не обладающего особым талантом администратора и организатора. Но сознание того, что мы держим в своих руках сокровище, уберегает нас от безразличия и самодовольства.

mail.google.com

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: