reveal@mirvboge.ru

Как утверждалось свидетельство Божье.

В категориях: Библия говорит,Комментарии,Наставь и научи,Слово Божье к человеку

коринф

Борьба за утверждение авторитета благовестника.

Исследование Писания

(1 Кор. 2:1-9)

Из первого послания апостола Павла верующим церкви в Коринфе мы знаем, что сред верующих этой общины были серьезные разногласия.

Решение проблемы разделений в коринфской церкви Павел начал с выявления главной их причины: основанием для образования конфликтующих групп стало то, что они предпочитали разных проповедников и их стиль учения. Для оценки апостольских свидетелей были использованы популярные критерии, применявшиеся к уличным философам. Это привело к волнениям внутри церкви. Павел всю душу вложил в противопоставление Божьей оценки мудрости мирскому её пониманию. В смерти Иисуса на кресте Бог явил силу благодати. Премудрость Божья, как и можно было ожидать, была неинтересна тем, кто желал обладать силой и влиянием в мире.

Коринфских христиан терзали разделения, потому что они лишь отчасти восприняли учение евангелия. Плотские элементы среди них не видели в кресте Божью премудрость, праведность, освящение и искупление. Апостол сопроводил своё учение воззванием к тем, кто возлюбил мудрость мира: он призвал их исследовать, как он среди них следовал образцу, которым был для него Христос. Он не только возвещал им евангелие, но и показал себя человеком честным и нелицемерным. Павел был для них примером того, как надо принимать ценности креста. Своё наставление он оформил не как абстрактный принцип, а как личный образ жизни. Он хотел не победить в споре, а помочь братьям понять, какими, как он надеялся, они станут. Апостол не колеблясь выдвигает себя в качестве обоснованного воплощения той истины, которой он учил. Он приглашает их исследовать его жизнь.

ЗАЩИТА ПАВЛОМ СВОЕЙ ВЕСТИ (1 Кор.2:1–5)

«И когда я приходил к вам, братья, приходил возвещать вам свидетельство Божие не в превосходстве слова или мудрости, ибо я рассудил быть у вас не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого, и был я у вас в немощи, и в страхе, и в великом трепете. И слово моё, и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы, чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией».

Стих 1. Со времени пребывания Павла в Коринфе прошло около трёх лет. Современные миссионеры подтвердят, что в новой общине зачастую трудно поддерживать стабильность в учении и поведении. Точно так же оценивает ситуацию и Павел. В то, что он проповедовал в Коринфе, в его отсутствие вторглась языческая культура. Апостол понимает, что весть и вестник тесно переплелись в головах его читателей. Поэтому он переводит внимание со сравнения между «юродством» Бога и «мудростью» мира (1:21–25) на себя и своё изначальное наставление коринфских христиан.

Его проповедь была непритворной. Коринфяне сами могли подтвердить это. Он не прибегал к методам софистов с рыночной площади. Манера и суть сказанного им не отличались витиеватостью. Тем, кто искал развлечения в красноречивых выступлениях или раскрытии неких тайн, нужно было обратиться в другое место. Он пришёл к ним как прямой, откровенный человек с прямой, откровенной вестью.

Общая мысль Павла ясна, но прояснение двух моментов, требующих толкования, может помочь объяснить нюансы его рассуждения. Во-первых, слова, переведённые в превосходстве (кат гиперохэн), могут относиться к слов[у] (логу) или же их можно понимать как относящиеся одновременно и к «слову» и к мудрости (софиас). К чему именно относится фраза «в превосходстве», вовсе не мимолётный интерес. Термины «слово» и «мудрость» взаимосвязаны, но подчёркивают разные аспекты общения. Если «слово» может означать содержание того, что говорит человек, или манеру изложения, то «мудрость» по своей природе относится исключительно к содержанию. Павел пришёл в Коринф не с витиеватыми, надуманными словами заумных философов; то есть он не подражал их манере выступления. Поэтому «превосходство» лучше связывать с одним только «словом». Апостол также утверждает, что пришёл не с мудростью — по крайней мере, не с мудростью, как обычно этот термин понимали греки.

Второй вопрос, связанный с толкованием, касается текстуального варианта. В некоторых ранних, пользующихся высокой оценкой рукописях в 2:1 речь идёт о «тайне Божьей» (мистэрион ту Теу). Однако ещё больше других манускриптов содержат фразу свидетельство Божие (мартирион ту Теу). Что касается переводов Библии на русский язык, то в современных переводах предпочтение отдаётся «тайне», тогда как в Синодальной Библии значится «свидетельство». Оба слова встречаются в ближайшем контексте («свидетельство» в 1:6, «тайна» в 2:7). Выбрать трудно. В 2:1 Павел говорит о своей личной манере возвещения Христа коринфянам. Исходя из этого, перевод «свидетельство» — лучше, потому что он больше соответствует тому, что делал Павел.

Стих 2. Всё, чему учил Павел, соответствовало центральной истине его вести и исходило из неё: он возвещал Иисуса Христа, и притом распятого. Это сознательный выбор апостола — настаивать на вести, которую мудрые мира заведомо сочтут достойной презрения. Его целью не было ни создание личных приверженцев, ни работа на личный престиж. Если бы он подражал уловкам странствующих учителей, проходивших через Коринф, то мог бы обеспечить себе последователей, но он не стал компрометировать евангелие. Он свидетельствовал в соответствии с откровением, которое получил от Бога. Он говорил не ради славы и не из финансового интереса. Павел призывает коринфян в свидетели. Он не сделал ничего такого, что могло скомпрометировать чистоту вести, возвещать которую дал ему Христос, — вести, результатом которой стало их освящение.

Побочная тема в речи апостола — его желание, чтобы коринфяне последовали его примеру. Они тоже должны отказаться от целей, которые преследуются ради личной славы. Они, как и он, должны быть принципиальными людьми, говорящими истину ни по какой другой причине, а потому, что это истина. Им нужно понять, что быть последователем Христа — значит отказаться от идеалов силы и мудрости, существующих в мире. Их слава в том, что Иисус Христос был распят за них. Позволить мудрым по мирским меркам заставить их стыдиться — это всё равно, что отвернуться от Божьей мудрости. Когда церковь объединится вокруг креста Христова, глупые разделения по несерьёзным поводам перестанут беспокоить их.

Стих 3. Всё, что Павел сказал о мудрости и безумии, было ответом на существование в церкви разделений. Апостол не высказывает абстрактные теории о мудрости. Павел без колебаний противопоставляет себя профессиональным философам и ораторам с их приглаженной изысканностью, так милой сердцу коринфян. В отличие от них, он был готов показать, что страшился и был слабым. Коринфяне помнят, что он был у них в немощи, и в страхе, и в великом трепете. Христианам в Галатии о писал: «[Вы] знаете, что, хотя я в немощи плоти благовествовал вам в первый раз, но вы не презрели искушения моего во плоти моей…» (Гал. 4:13, 14). Этот человек, который открыл им евангелие, не был ни натуральным героем, ни красноречивым оратором, ни признанным учителем, ни предприимчивым дельцом. «Сама природа креста не позволяет благовествовать элегантно и блестяще, а только в немощи».

Чтобы добавить значимости сказанному, Павел напомнил читателям о своём первом появлении в Коринфе (события, кратко изложенные в Деян. 18). Он пришёл в Коринф сразу после, казалось бы, безуспешной работы в Афинах. Тимофей и Сила были в Македонии, назидали там церкви. Павел пришёл в Коринф один. Он напомнил христианам те первые дни, чтобы они могли свидетельствовать о человеке, который не принёс с собой никаких поручительств от мудрых и красноречивых людей. Пребывать во Христе и возвещать Его для Павла означало отречься от престижа и силы, как её понимал мир.

Стих 4. Напоминая коринфянам о своём слов[е] (в Международном Библейском Обществе «весть»; в Восстановительном Переводе и Российском Библейском Обществе «речь») и своей проповед[и], апостол намеренно проводит чёткое различие между тем и другим. Как и другие ораторы и писатели, Павел усиливает сказанное посредством литературного приёма, называемого «плеоназм» (греч. «излишество»), когда для выразительности умышленно повторяются близкие по значению слова. Два слова, «речь» и «проповедь», взятые вместе, создают полноту выражения, которое хотел передать Павел. Он учил не в убедительных словах человеческой мудрости; он не прибегал к потокам красноречия, к чему так привыкли коринфяне, слушая проходящих через город софистов. А его проповедь сопровождалась явлени[ем] духа и силы.

«Явление», на которое он ссылается, это, несомненно, сотворённые им чудеса на глазах его читателей. В Деян. 18 не говорится о чудесах, сотворённых Павлом в Коринфе, но позже он напишет церкви в этом городе: «Признаки апостола оказались перед вами всяким терпением, знамениями, чудесами и силами» (2 Кор. 12:12; см. Гал. 3:5). Истинность того, чему Павел учил коринфян, подтверждали не ораторские формулы, а свидетельство Духа.

Апостол возвещал слово не отстранёно. Он сам, его личностные качества, его взаимоотношения с Богом и его надежда во Христе — всё это было частью вести, которую он принёс в Коринф. Павел защищает себя только в связи с единством тела Христова. Его огорчает дух «партийности», результатом которого стали разделения в коринфской церкви. Исследуя причины разделения, он призывал своих читателей подумать о мудрости и безумии креста. Апостол не тратит слов на теоретические рассуждения о смысле «истинной мудрости». Мир и покой церкви, единство Божьего народа — вот что побудило его взяться за перо. Истинная мудрость ассоциировалась с единством и доброжелательностью верующих по отношению друг к другу.

Стих 5. Апостол переходит от своего проповедования и примера к вере коринфян. Он учил их и вёл себя так, как вёл, чтобы вера их имела своим результатом спасение. Как вера апостола утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией, так утверждалась и вера коринфских верующих. Источником мудрости Павла является Святой Дух (2:10), и Дух наделит коринфян мудростью на Своих условиях. Вместе они станут причастниками искупления креста. Павел отвергает человеческие претензии на мудрость и того же хочет от них. И тогда разделения и верность партиям постепенно исчезнут.

При этом апостол осознаёт своё личное бремя. Коринфская церковь истину и силу евангелия в значительной степени связывала с личностью вестника. Проповедника евангелия всегда оценивают по его собственной верности тому, что он проповедует; это неизбежно. В древнем ли мире, в современном ли, на возвещающих евангелие Христа лежит огромная ответственность.

facebook.com

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: