reveal@mirvboge.ru

Россия опоздала в борьбе с верхушкой преступного мира почти на полвека.

В категориях: Аналитика и комментарии,Социология, культурология, история

персту

Не доглядели, а скорее не захотели.

Иван Петров

Еще один влиятельный вор в законе Олег Пирогов (Циркач) готовится стать фигурантом расследования о занятии высшего положения в преступной иерархии. Помимо этого, ему могут предъявить обвинение в нескольких эпизодах вымогательства. Но пока заочно — сам Циркач находится за границей, задержаны лишь его предполагаемые сообщники. Между тем невооруженным взглядом виден перелом в стратегии силовиков по отношению к воровской масти. Как изменилась тактика борьбы с оргпреступностью и что заимствовали российские силовики у зарубежных коллег — в материале «Известий».

Стоит отметить, что Россия еще в начале прошлого десятилетия могла пойти по западному пути в части борьбы с оргпреступностью, но инициативу не поддержали.

«Классический пример дают США, которые в 70-е годы уничтожили мафию как самостоятельную политическую силу при помощи так называемых законов RICO <...> О значимости законов RICO еще в 2001 году говорил тогдашний советник генерального прокурора России, бывший заместитель министра внутренних дел Владимир Колесников. Ключевым элементом этих законов является конфискация активов членов организованных преступных сообществ», — цитировала научного руководителя Института проблем глобализации Михаила Делягина «Правда» в 2004 году.

Ученый отметил, что американские советники Егора Гайдара в эпоху экономических реформ «принципиально отрицали возможность применения законов RICO в странах с переходной экономикой, православной культурой и авторитарным прошлым, указывая на недопустимость укрепления государства (неизбежного следствия применения указанных законов) в таких странах». По его мнению, такая рекомендация была направлена во вред стране — «топили потенциальных конкурентов».

Важный инструмент американского правосудия — Служба маршалов США. На эту структуру в том числе возложена обязанность по защите свидетелей, потерпевших и правоохранителей от посягательств со стороны фигурантов процесса до, во время и после суда (в том числе когда преступник отбывает срок). Если мафиози выходит на свободу, то свидетеля обеспечивают новой работой, жильем и новыми документами.

Подобные структуры несколько лет назад появились и в России. Их деятельность частично засекречена. Кроме того, в России активно набирает ход практика применения досудебного соглашения со следствием — этот инструмент позволяет получить показания, изобличающие главарей преступных сообществ. Важным свидетелям предоставляется весь спектр защиты от преступных посягательств, вплоть до изменения внешности, уточнил источник в правоохранительных органах.

Вспомогательный инструмент, позволяющий ФБР добиваться сформулированных в законе RICO целей, — теория комплексного расследования (Enterprise Theory of Investigation. — Прим. ред.). Суть этого принципа сводится к тому, что сыщики следят и расследуют не какие-то отдельные преступления, а ведут непрерывное наблюдение, анализ и сбор информации в отношении большой группы людей, организации — от общего к частному. Подобное наблюдение санкционируется судом, в анклавы внедряются спецагенты, также используются различного рода оперативно-технические мероприятия. Похожий подход был и у российских правоохранителей — во времена подразделений РУБОПа.

«Однако огромное число оперативных материалов осталось нереализованными, также не было собрано достаточной доказательной базы по той информации, что отражена в многочисленных справках-меморандумах. По сути, то, что осталось от этих трудов, — беззубый компромат», — рассказал «Известиям» бывший сотрудник одного из следственных подразделений прокуратуры.

Идеология сильна

Выстроить законодательство и настроить силовиков на эффективную борьбу вполне реально, учитывая, что есть примеры такой успешной борьбы за рубежом. Куда сложнее вычистить воровскую идеологию из сознания молодежи, считает собеседник «Известий», оперативный сотрудник одного из подразделений столичной полиции.

«Идеологию АУЕ сегодня недооценивают, относя ее к временной молодежной моде, субкультуре. Это образ жизни для целого пласта молодежи. Мы в столице, например, раскрывая преступления, связанные с хищениями, сталкиваемся с гостями из регионов, которые понятия знают лучше, чем таблицу умножения. И глотку готовы перегрызть отступнику из своей среды. Башкирские шайки, совершающие квартирные кражи, к примеру, по приезде в столицу сами ищут смотрящего, которому нужно отстегивать на общак. Хотя в Москве так давно уже никто не поступает из-за того, что здесь орудуют не только блатные, да и отследить, сколько и кто ворует, нереально. На них смотрят как на чудаков, но от денег кто же откажется», — рассказывает сыщик. По его словам, такая же ситуация с преступниками родом из Мордовии.

«Перекос в идеологии наблюдается у парней из регионов, где большая концентрация колоний. Их с мальства учат, как жить неправильно, и проблема эта не решена. Примерно такая же ситуация была в свое время в Грузии и Абхазии — там многие мальчишки с детства мечтали стать ворами в законе. Но сейчас Грузия многое сделала для того, чтобы решить эту проблему. В том числе с помощью жесткой борьбы с ворами в законе», — говорит он.

Криминальный мир всегда был силен своей взаимопомощью, считает другой знаток уголовного мира из столичной полиции.

«Пока арестант голоден в СИЗО, исправительной колонии, пирамида преступной иерархии будет работать, как прежде. Много одиноких сидит по тюрьмам, тех, от кого родня отказалась. А братва организует для них грев — сухари с воли, курево, питание, которые нанятые авторитетами пенсионерки таскают мешками к бюро передач. Казалось бы, мелочи, а в местах лишения свободы это мощные рычаги давления на арестантов — так вербуется пехота для криминальных генералов. Это как микрозайм, получал сухари, а расплачиваться иной раз приходится здоровьем, свободой или жизнью... если вор прикажет», — пояснил собеседник «Известий».

Еще одна сложность в борьбе с ворами в законе — коррупция в правоохранительной системе. Этот порок был наглядно продемонстрирован в рамках резонансного расследования в отношении бывшего замруководителя столичного управления СКР Дениса Никандрова, его шефа Александра Дрыманова и других высокопоставленных офицеров СК. Напомним, что следователи были уличены в связях с ворами в законе и получении взяток от них. Источники «Известий» называют это дело переломным моментом в отношении к воровскому подполью со стороны властей.

«Могу сказать, что в 1990-е и 2000-е воры калибра Шакро или Таро в России не сидели, а сегодня сидят первые лица даже не грузинских, а славянских кланов — Шишкан и Пичуга. Если это наступление на воровской мир, то самое его начало», — считает Виктория Гефтер, главный редактор портала о преступном мире «Прайм Крайм».

iz.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: