reveal@mirvboge.ru

Отдавая другим, мы познаем себя.

В категориях: Личность, обращенная к Богу,Наставь и научи,Общество, Церковь и власть,Слово Божье к человеку

отдать

отдать(2 Кор. 8:17-24)

Бог Есть

Те, кто просит о пожертвованиях, естественно оказываются под подозрением, что-де они используют подаяния других для собственного обогащения. Такое подозрение часто подкрепляется скандалами с участием религиозных организаций.

Средства массовой информации любят сообщать об освобожденных от налогов религиозных организациях, которые пользуются самыми изощренными методами, чтобы увеличить свой бюджет. А затем большая часть этого дохода пускается на то, чтобы собрать еще больше денег. Во многих случаях складывается впечатление, что для подобной организации не существует никакой иной цели, кроме сбора денег. На это тратится больше средств, чем на какое-либо служение.

Итак, сбор пожертвований, этот заповеданный вид служения, не может избежать подозрения в мошенничестве. Павел отдает себе полный отчет в тех подозрениях, которые может вызвать такое “обилие приношений” (8:20). Как мог случайный человек, не говоря уже о том, кто конкретно сомневался в его честности, быть уверен, что действия Павла законны? Поэтому он не полагается на авось в таком важном вопросе, как его честность в обращении с деньгами. Он не один распоряжается ими. Он посылает к коринфянам Тита, чья преданность уже была доказана в трудных обстоятельствах (7:5-16). Тита сопровождает еще кто-то, кто назван лишь как “брат во всех церквах похваляемый” (8:18) за его благовестническую работу. Надежность этого брата подтверждается тем фактом, что он был специально назначен церквами, выразившими таким образом ему свое доверие. Третий сопровождающий назван просто "братом нашим” (8:22). Его “усердие" тоже “много раз испытали во многом”. Все эти люди - “посланники церквей” (8:23), мужи, в чьей честности никто не сомневался.

В 8:20, 21 Павел объясняет, почему он предпринял тщательные меры предосторожности в обращении с церковными деньгами. Современный Перевод передает его слова так: “Мы стараемся быть осторожными, чтобы никто не смог осуждать нас за то, как мы распоряжаемся этими большими деньгами” (8:20). Павел знал, что для истинного служителя недостаточно лишь поступать честно; он не должен давать повода сомневаться в своей честности (см. 8:21). В 6:3 он выразил ту же мысль так: “...чтобы не было порицаемо служение". В 8:19, 20 Павел признает, что в его служение входит распоряжение деньгами. Вся церковь может участвовать в служении, и при этом некоторые занимаются сбором и распределением средств.

Церковь должна понимать обоснованность утверждения Павла о том, что “мы стараемся о добром не только пред Господом, но и пред людьми” (см. Прит. 3:4). Те из нас, кто призывает других "отдать самих себя” в щедрых пожертвованиях, обязаны устранить все сомнения в честности тех, кто распоряжается деньгами, а также в эффективности наших методов сбора и распределения средств. Церковь, которая известна своим безответственным обращением с фондами, порождает скептицизм, убивающий дух щедрых пожертвований.

Церковь, безрассудно тратящая деньги своих членов, также убивает желание участвовать в пожертвованиях. Так что в этом служении имеется широкое поле законной деятельности для тех, кто способен вести записи, совершенствовать церковную бухгалтерию и информировать остальных о том, как тратятся деньги. Мы упускаем важную сторону нашей веры, когда разделяем церковную работу на духовную и материальную. Распоряжаясь средствами, Павел видел себя “служителем”. Законное служение не должно допускать небрежности, которая может поставить под сомнение бережливость и честность.

ДЕЛО СЛУЖЕНИЯ ЛЮДЯМ (9:1-12)

Служение, которое сходит на нет после восторженного начала, может деморализовать нас. Такая нежелательная ситуация может быть вызвана обстоятельствами и вопросами, которые кажутся нам более насущными, чем запланированная работа. Роль коринфян в сборах является примером того, как может случиться, что некоторое время важные виды служения будут оставаться неосуществленными. Павел дважды напоминает своим читателям, что их особое служение остается незаконченным после годового ожидания (8:10; 9:2). Он говорит им, что недостаточно лишь строить большие планы; главное - их исполнить. Он пишет: “...дабы, чего усердно желали, то и исполнено было по достатку" (8:11). У многих церквей были дерзновенные планы, но лишь немногие сумели их осуществить.

Легче мечтать о новых проектах, чем сохранять верность старым. Ратуя за новые дела, мы находим, что легче в ярких красках описывать то, что еще только маячит впереди. Но когда мы взываем к преданности старым делам, мы должны сказать вместе с Павлом: "Для меня впрочем излишне писать вам о вспоможении святым” (9:1). Можно добавить: “Излишне продолжать писать вам...” О “вспоможении” (диакониа, 9:1) подробно говорилось ранее; в сказанном сейчас нет ничего нового.

Как же нам продолжать заниматься той работой, которая утратила свою новизну? Подозреваю, что Павел, как он и пишет коринфянам, боялся, что они поставят его в неловкое положение перед другими церквами. Прошел год, и появилась особая необходимость в исполнении намеченного (9:4). Он начинает с ободрения их, напоминая о том, что приношения - это “вспоможение", или “служение" (9:1). Затем он говорит коринфянам о том, что их прежняя преданность этому служению уже “поощрила" македонцев. Македонская церковь, этот замечательный образец жертвенного служения (8:1-7), была вначале “поощрена" примером самих коринфян (9:1-5)! Церкви учатся друг у друга. В разное время в жизни общин бывают сменяющие друг друга периоды: то они сами являются добрым примером, а то следуют доброму примеру других. С того самого момента, когда Иисус подал нам пример служения Своей жизнью, мы учимся друг у друга.

Служение подкрепляется добрыми воспоминаниями. Мы можем вспоминать о том, как однажды оказали на кого-то хорошее влияние, как наш пример вдохновил других. Поэтому оставлять работу, в которой мы однажды были зачинателями, - значит оказать отрицательное влияние на других.

Теперь македонские церкви стали примером для коринфян. В 8:2 Павел говорит об их необыкновенной щедрости. То же слово, смысл которого - “целеустремленность, прямота, искренность" (хаплотес), звучит в призывах к коринфянам как “щедрость" (ст. 11) и “искренн[ость]” (ст. 13). Это все равно, как если бы Павел сказал: “Пора и вам показать ту же целеустремленную, единодушную преданность служению, которую показали македонцы”. Своим участием в этой помощи они как бы посылали во все стороны сигналы о том, что их приоритеты раз и навсегда определены. Указание на то, как важно жертвовать по расположению сердца (9:7), напоминает нам притчу Иисуса (Мф. 13:44), в которой рассказывается о радости человека, который продал все, чтобы купить поле. Мы даем “скупо" (9:6), если не определили для себя приоритеты. Когда же мы устремлены к одной цели, мы можем давать доброхотно (9:7).

Ничто так не пробуждает щедрость, как уверенность в том, что наше пожертвование идет на добрые цели. То, как Павел называет сбор приношений, не оставляет сомнений в их истинной цели. В 9:12 он говорит об этом как о “деле служения” (диакониа тес лейтургиас), употребляя два практически одинаковых по значению слова. Словом диакониа называли любую помощь другим, в том числе и денежную. Слово лейтургиа особо подчеркивало, что это служение людям. В Рим. 15:27 оно употребляется в отношении тех, кто “служил” при сборах. То же самое слово используется и в Фил. 2:30, где Павел говорит, что Епафродит рисковал своей жизнью, "дабы восполнить недостаток ваших услуг мне".

ОБЕЩАНИЕ ДАЮЩЕМУ (9:12-14)

Каков будет результат этого служения своими деньгами? Не хотелось бы, чтобы собранные средства тратились без каких-либо признаков успеха. Когда мы думаем о многочисленных законных служениях, в которых мы хотели бы поучаствовать хотя бы своими деньгами, нам тут же приходит на ум, что наши возможности так ничтожны, что вряд ли что-нибудь могут изменить. Скромными силами нашей общины мы не можем евангелизировать весь народ. Наверняка, и коринфяне задумывались над тем, повлияют ли их скромные пожертвования на служение в Иерусалиме. Павел отвечает на эти сомнения напоминанием о том, как Бог может использовать наши возможности. Как фермер надеется, что пожнет намного больше того, что посеял, так и мы своим служением всего лишь “сеем” (9:6). Хорошую жатву гарантирует Бог, а не наши усилия (9:10).

Когда ученики Иисуса оказались лицом к лицу с пятью тысячами голодных людей, их несказанно удивили слова Иисуса: “Вы дайте им есть" (Mк. 6:37). Их возможности явно не соответствовали этому важному заданию. Но Иисус воспользовался их незначительными возможностями и накормил толпу. В результате "они ели все и насытились" (Map. 6:42). Ограниченные возможности в Его руках были приумножены во славу Божью. Павел говорит, что подобное происходит и с нашим служением. Мы не только служим другим; наша жертва заразительна, потому что она “производит во многих обильные благодарения Богу” (9:12). Божья благодать действует там, где мы делимся тем, что имеем (9:14).

Хотя может показаться “излишним” постоянно писать и говорить о деньгах, Павел знал, что это уместно среди истинных учеников. Когда мы говорим только о программах и бюджетах, мы теряем из виду служение и забываем о том, что "отдаем себя”, давая другим то, что имеем. В тот момент, когда мы жертвуем для других, мы показываем, что обрели “простоту сердца" и главное в своей жизни.

facebook.com

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: