reveal@mirvboge.ru

Представления россиян о факторах личного успеха в современной России.

В категориях: Аналитика и комментарии,Библия говорит,Комментарии,Социология, культурология, история

статус1

Несмотря ни на что, Россия остается «обществом массового субъективного среднего класса».

Тихонова Наталья Евгеньевна – доктор социологических наук, профессор-исследователь, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»; главный научный сотрудник, Институт социологии ФНИСЦ РАН, Москва.

За последние полтора десятилетия в субъективной социальной структуре российского общества произошли кардинальные изменения – большинство населения перестало считать себя социальными аутсайдерами, а само российское общество стало обществом с безусловным доминированием субъективного среднего класса, причём преимущественно нижнего среднего.

Однако этот позитивный сдвиг не означает полной удовлетворённости россиян сложившейся ситуацией в области стратификации, поскольку их реальный статус в статусной иерархии сейчас существенно отличается не только от желаемого, но и от тех статусных позиций, которые они, по их мнению, должны были бы занимать в этой иерархии «по справедливости». Неудовлетворённость россиян связана с тем, что возможность достичь успеха и благополучия в жизни они связывают в значительной степени с социальным, экономическим и культурным капиталом родительской семьи, а также с разного рода неправовыми практиками (взятки, неразборчивость в средствах и т. д.), а не только с упорным трудом и собственным хорошим образованием.

Эти представления устойчивы во времени и отчасти напоминают представления населения Германии. Однако для россиян гораздо бóльшую роль в достижении успеха играют разного рода неправовые практики, прежде всего взятки. Кроме того, в России относительно меньшую (и убывающую с годами) роль играют образование родителей, собственное хорошее образование, упорный труд и честолюбивые стремления человека. Это означает, что россияне с годами всё чаще считают, что в российском обществе личные усилия и стремления человека не являются ключевыми для достижения жизненного успеха и высоких статусных позиций. Статистическая проверка свидетельствует об объективной обоснованности этих взглядов, поскольку, согласно ей, в современной России происходит всё большее закрытие верхних слоёв населения и началось закрытие нижних слоёв. Высокие показатели самовоспроизводства полярных статусных групп в массовых слоях населения и растущая поляризация населения, и прежде всего молодёжи, – опасные по своим социально-политическим и экономическим последствиям тенденции, ведущие к делегитимизации власти и утрате мотивированности россиян в стремлении достичь успеха собственными усилиями.

Говоря о факторах успеха и благополучия, связанных, по мнению россиян, с верхними и средними статусными позициями, прежде всего надо посмотреть, что же является для них теми жизненными целями, достижение которых и означает успех и благополучие в жизни. Отвлечёмся от таких аспектов этих целей, как хорошая семья, хорошие дети, надёжные друзья, чистая совесть и т. п., рассмотрев лишь те цели, которые связаны с занимаемыми в социальной иерархии статусными позициями: материальным благополучием, профессиональной карьерой, образованием и т. п. Наиболее популярными среди них сейчас являются цели, связанные с материальным благополучием, но характеризующие, скорее, статусные позиции среднего класса, чем верхних слоёв населения. Это цели «хорошо зарабатывать» и «жить не хуже других». Отстают от них по распространённости, но всё же очень популярны цели «иметь интересную и престижную работу» или «получить хорошее образование».

При таком понимании того, что в жизни важно и неважно, а, следовательно, и что может рассматриваться как признаки жизненного успеха и статусности занимаемых позиций в целом в общественном мнении, не удивительно, что главным маркером, определяющим статус человека в обществе, выступает для россиян их материальное благосостояние. При этом по мере роста благосостояния всё большую роль начинает играть также такой признак занимаемой статусной позиции, как «образ жизни», по сути дела тоже говорящий об уровне благосостояния, но характеризующий его под несколько иным углом зрения: если представители низкодоходных слоёв среди критериев, на основе которых они определяют свой (обычно низкий) статус в обществе, чаще упоминают о материальном благосостоянии (как бы говоря: «мы ставим себя в общественной иерархии так низко потому, что у нас очень мало денег»), то представители высокодоходных слоёв чаще упоминают в этой роли свой образ жизни (как бы говоря: «мы ставим себя так высоко, так как можем себе позволить вести образ жизни, соответствующий благополучным слоям общества»).

Более того, если говорить о динамике самооценок россиян факторов своего социального статуса, то образ жизни стал играть за период с середины 2000-х до середины 2010-х гг. среди этих факторов заметно большую роль. Это хорошо объясняется в контексте теории культурной динамики, описывающей процесс перехода от ценностей выживания к ценностям. При этом ключевые для западных обществ факторы стратификации (образование, квалификация, престиж профессии) сохранили свой второстепенный характер, и эта закономерность прослеживается для всех слоёв населения, включая представителей верхних статусных позиций. Важным в России является наличие богатых родителей: по значимости этот фактор устойчиво обгоняет в нашей стране уровень их образованности. Таким образом, судя по представлениям россиян о том, что определяет статус человека в современном российском обществе, «туннельный эффект» Хиршмана работает в нём довольно слабо, и статусные позиции человека мало связаны в глазах россиян со стремлением сделать карьеру или другими достижительными мотивациями.

Об этом же свидетельствует и анализ факторов, определяющих в глазах россиян возможность достижения успеха и материального благополучия с несколько иной стороны и с использованием иного набора формулировок, отражающих ту же проблему.

Хотя в глазах населения в числе качеств-лидеров, обеспечивающих успех и благополучие в современном российском обществе, фигурируют наличие хорошего образования, упорный труд и стремление сделать карьеру, однако практически столь же популярны и такие пути достижения успеха, как наличие нужных знакомств или особенности социального происхождения, а с учётом политических связей именно социальный капитал выходит на первое место среди всех факторов успеха и благосостояния в современном российском обществе. Это качественно отличается от того, как россияне видят причины, которые должны были бы детерминировать неравенства в российском обществе.

Насколько устойчива такая картина и отличается ли она от ситуации в других странах? Как свидетельствуют данные исследования ISSP-2009, где использовалась почти такая же формулировка этого вопроса, как и в исследовании ИС РАН1, в целом картина восприятия роли различных факторов в достижении успеха в России не уникальна. Например, она достаточно близка к ситуации в Германии, причём как в её Западных, так и Восточных землях2 (см. рис. 10). Тем не менее, между Россией и другими развитыми странами, в частности Германией, есть и довольно существенные различия, усугубляющиеся с годами.

В восприятии населения Германии есть та же, что и в России, четвёрка факторов-лидеров, позволяющих добиться в жизни благополучия (хорошее образование, упорный труд, честолюбие и наличие нужных знакомств). При этом ответы населения Западных и Восточных земель Германии очень близки, что отражает общность не только их культуры, но и институциональных условий. В России же картина иная: относительно меньшую роль играют честолюбие человека, т. е. наличие у него выраженных достижительных установок, а также наличие образованных родителей и собственное хорошее образование. Это именно те показатели, которые обусловливают конкурентоспособность человека на рынке труда в современных обществах меритократического типа. Более того - в нашей стране эти факторы с годами играют всё меньшую роль.

При этом в России относительно большую роль в достижении успеха в жизни играют факторы, не связанные с рынком труда, - наличие политических связей и дача взяток. И хотя, судя по ответам населения, за последнее десятилетие роль этих факторов несколько сократилась, они по-прежнему остаются в нашей стране куда более значимыми, чем в Западных и Восточных землях Германии. Относительно важнее в России и наличие богатых родителей: по значимости этот фактор устойчиво обгоняет в нашей стране уровень образованности родителей («культурный капитал» в терминологии П. Бурдье), в то время как в Германии об образованности родителей вспоминают в контексте факторов жизненного успеха человека вдвое чаще, чем об их благосостоянии. Наконец, в России относительно небольшую и с годами всё уменьшающуюся роль играет в достижении успеха упорный труд.

В этой разнице хорошо видны различия институциональных условий, существующих в Германии и России, тех внешних «рамок», в которых действуют люди. В Германии среда более конкурентна, что определяет значимость человеческого и культурного капиталов в достижении успеха и благосостояния в жизни, а в России огромную роль в их достижении играют связи человека и даваемые им взятки. Успех человека в таких условиях – зачастую уже не его личная заслуга. Эти выводы подтверждаются также, если посмотреть на проблему факторов успеха и благосостояния с другой стороны – что совсем не важно для того, чтобы добиться благополучного положения в жизни.

Как видим, есть лишь один фактор, демонстрирующий очень большие разрывы в показателях между Россией и Германией – это дача взяток. Если в Западной Германии 30,0%, а в Восточной – 36,1% населения убеждены, что дача взяток в той или иной степени важна для того, чтобы добиться в жизни благополучного положения, то в России таковых почти три четверти, т. е. безусловное большинство. Этот факт сам по себе многое говорит и о типе сложившегося в России общества, и о возможностях и путях социальной мобильности в нём.

Интересно также, что в вопросе о том, что совсем не важно для достижения успеха в жизни, жители Восточных земель Германии подчас ближе к россиянам, чем к жителям Западных земель, хотя в тех вопросах, по которым россияне наиболее заметно отличались от немцев в целом (дача взяток, наличие политических связей и наличие богатых родителей как факторов жизненного успеха), они при оценке наиболее важных факторов успеха тяготели скорее к западным немцам. Это говорит о том, что в Восточных землях Германии ещё не все институциональные проблемы решены столь же успешно, как в Западных, однако они решаются несопоставимо эффективнее, чем в России.

Более того, если рассмотреть факторы успеха в Германии и России с помощью факторного анализа, то становится ещё нагляднее, что восточные немцы живут в той же не только формальной, но и неформальной институциональной среде, что и западные. И в этом их принципиальное отличие от россиян, поскольку в России те же самые факторы имеют по сути своей подчас совсем другой смысл. Так, во всех трёх выборках при факторном анализе выделились по три укрупнённых группы факторов успеха1. Одна из этих групп факторов отражала собственные усилия человека в достижении успеха и объединяла такие факторы, как собственное образование, упорный труд и честолюбие. Этот набор был общим в обеих странах.

Вторая группа факторов, которые с определённой долей условности можно назвать второстепенные внерыночные факторы успеха, в обеих странах объединяла такие признаки, как национальность, вероисповедание и пол. Наконец, третья группа факторов (унаследованный от родителей капитал) в обеих странах включала богатых родителей, образованность родителей и наличие нужных знакомств, т. е. приобретённый в силу происхождения экономический, культурный и социальный капитал. Об этом же говорят и данные других исследований [Бедность… 2014: 134‒137]. Однако при этом в Германии (как Восточной, так и Западной) взятки и политические связи оказывались в составе внерыночных факторов успеха, что подчёркивает их периферийность по отношению к двум другим группам факторов, играющих ключевую роль в достижении успеха.

В России же взятки и политические связи не только играют гораздо большую роль для достижения успеха, чем в Германии, но и имеют другую природу – они попадают в группу унаследованного от родителей капитала и выступают, с одной стороны, разновидностью полученного от них социального капитала, а с другой – производной от их экономических возможностей. Вряд ли по этому поводу нужны какие-то дополнительные комментарии.

Вестник Института социологии. 2018. Том 9, № 4, с.12-49.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: