reveal@mirvboge.ru

Китайские фермеры все решительней осваивают российский Дальний Восток.

В категориях: Аналитика и комментарии,Политика, экономика, технология

китай

Александра ЗАЙЦЕВА, Георгий НЕЯСКИН.

Русская служба BBC. 21 октября 2019 года.

Как мы считали

Анализ Би-би-си показал, что китайские фермеры представлены в 40% районах Дальнего Востока. Лидер по китайскому присутствию - Еврейская автономная область. Так, в Ленинском районе китайцы арендуют около 62 тыс. га. Для сравнения: по данным Росстата, в 2018 под посевы здесь использовалась 81 тыс. га. И это только официальные данные. Даже власти признают, что далеко не во всех случаях китайцы записывают наделы на себя.

Например, в Еврейской автономной области в 20% случаев выходцы из Китая обрабатывают земли, записанные в Росреестре на россиян, рассказал Би-би-си губернатор региона Александр Левинталь.

"У нас более 10 таких фиктивных хозяйств", - подтверждает фермер из Смидовичского района ЕАО Анатолий Ильюшко. Еще один вариант неофициальной аренды - брак с российскими гражданами, рассказывает глава Союза крестьян ЕАО Александр Ларик. В итоге реальную долю китайских хозяйств приходится оценивать "на глазок".

"Практически вся земля, которая была в совхозах, отдана китайцам", - говорит Ларик. По его мнению, выходцы из КНР контролируют 65-70% пригодных земель в ЕАО, в то время как глава региона Левинталь полагает, что речь идет о 56%.

В Амурской области, по оценке фермера из Благовещенского района Евгения Соколовского, китайцы занимают четверть всего рынка. На крупные российские агрохолдинги приходится около 50% всего сельхозпроизводства.

Данные Росреестра, как выяснила Русская служба Би-би-си, вполне отражают реальность: в районах с высокой долей китайских фермеров они являются заметной экономической и даже социальной силой.

Китайские крепости

Село Бабстово находится на юге Еврейской автономной области. В получасе езды отсюда по плохой асфальтовой дороге, прерываемой грунтовыми отрезками, - река Амур и граница с Китаем. В Бабстово базируется мотострелковая часть приграничного прикрытия, а у нее под боком пристроилась китайская ферма с миролюбивым названием "Дружба".

Производственная база "Дружбы" обнесена высоким забором, рядом с калиткой развевается красный флаг. Калитка не заперта, внутри - ленивая собака и пожилой китаец-сторож, представившийся Юрой. По-русски он знает только слово "халасо", которое повторяет каждые тридцать секунд с обезоруживающей улыбкой. На все просьбы реагирует одинаково - протягивает мятый листочек с телефонами и повторяет имя "Яна". Так на русский манер зовут хозяйку фермы. Сейчас она в Китае, и дозвониться до неё не получается.

По соседству с Бабстово в селах Унгун и Горное - сразу по три китайских сельхозпредприятия. Все они похожи друг на друга: высокий забор, гора российской и китайской сельхозтехники, не говорящий по-русски сторож.

На калитке фермы "Еврейский аграрий" в Унгуне есть телефоны переводчиков и имена, написанные иероглифами. Ферма "Баоцюнь" в том же Унгуне принадлежит главному управлению госхозов провинции Хэйлунцзян. Ее управляющие повесили табличку "Центр сельскохозяйственных услуг" на русском и китайском.

Китайские рабочие не живут на фермах постоянно: их привозят на время выполнения определенных работ, в том числе на посевную или уборочную. За пределы фермы-"крепости" они выходят только в двух случаях: на работу в поле или купить продуктов в магазине. "Что выбирают? Пальцем показывают, - рассказывает продавщица магазина в одном из таких сел. - Очень любят молочные продукты и конфеты, из алкоголя - только пиво, да и то редко".

На выходные или во время вынужденного простоя - например, из-за паводка - китайские рабочие уезжают на родину. Знакомиться с местными девушками никто не пытается, уверяет переводчик фермы "Синьда" из деревни Димитрово, - языка-то не знают.

Основную работу китайцы предпочитают отдавать своим землякам, а россиян берут на вспомогательные должности, говорит глава Союза крестьян ЕАО Александр Ларик. "Да, китайцы стараются брать своих", - подтверждает глава региона Александр Левинталь. По его мнению, это объясняется языковым барьером и желанием следовать собственным технологиям.

"Местных привлекают на сезонную работу. Отсеялись - и все. Сейчас по домам сидят до уборочной: вызовут - не вызовут", - говорит житель Максимовки Игорь. Платят немного (тысячу рублей в день), рабочий день по двенадцать часов и больше, жалуется житель села Сиваковка Приморского края Сергей. В других селах плата у китайцев может достигать 2000 рублей в день плюс бесплатное питание, рассказывают жители.

Некоторые дальневосточники замечают: заработная плата для села нормальная. "Просто люди ленивые. А еще говорят: "Я патриот, на китайцев работать не буду", - рассказывает житель Сиваковки.

"Умрет, но сделает"

Руководители китайских ферм утверждают, что рады бы нанимать больше русских - да некого. Главная беда - та же, что, если верить докладным из заброшенного архива, подкосила максимовский колхоз, - алкоголь.

"Китайцы не пьют и им некуда бежать: они приехали к нам на сезон. Наш гражданин вышел на неделю, слезно попросил денег и ушел в запой. Техника стоит в полях, ломается", - говорит руководительница сельхозпредприятия из Амурской области, вышедшая замуж за китайца. Руководитель еще одной китайской фермы в ЕАО рассказал, что из-за пристрастия россиян к алкоголю им приходится выдавать зарплату только раз в месяц.

Китайцы - "в сотни раз лучше наших" как работники, уверяет Анатолий Ильюшко из Волочаевки (ЕАО). "Китаец умрет, но сделает работу. Бригадир возведен в ранг бога", - рассказывает он. По его мнению, россияне не виноваты, что стали такими: это следствие работы в колхозах и совхозах, где крестьянин был не заинтересован в повышении продуктивности.

Сам Ильюшко нанимает как россиян, так и китайцев. Законодательство Еврейской автономной области позволяет ему брать граждан соседней страны на работу в сельском хозяйстве, в то время как в Амурской области уже много лет действует "нулевая квота" - официально нанимать иностранцев для работы в полях там нельзя. Впрочем, китайские предприниматели находят лазейки - например, привлекая земляков под видом высококвалифицированной рабочей силы, рассказывает глава регионального отделения "Опоры России" Борис Белобородов.

Часть крестьян и вовсе работают нелегально. Фермер Соколовский из Амурской области, который был одним из тех, кто в свое время ратовал за введение "нулевой квоты", полагает, что всего на полях в регионе трудятся около тысячи нелегалов из Китая. Периодически их задерживает местная полиция. Сам Соколовский в итоге напрямую пострадал от запрета - часть промышленных теплиц, в которых он раньше выращивал помидоры, сейчас заброшены. "Много ли желающих идти работать в теплицу, где днем более 40 градусов, а утром и вечером комары и мошки?" - задает он риторический вопрос.

В Еврейской автономной области трудятся около двух тысяч сельхозрабочих из Китая, считает глава региона Александр Левинталь. Сокращать квоту он готов, но полностью обнулять - нет. С 2020 года "нулевая квота" начнет действовать и в Приморском крае. Несмотря на то, что большая часть китайцев не знает русский язык и старается не соприкасаться с местным населением, конфликты все равно возникают.

"Русский бить нельзя"

В июле 2015 года трое ранее судимых жителей Архаринского района Амурской области ушли в многодневный запой. В какой-то момент компания обнаружила, что закуска закончилась. Один из мужчин предложил пойти на местную ферму, где работали китайцы. Вооружившись по дороге палкой, троица беспрепятственно вошла на территорию производственной базы, калитка не была заперта. На базе был только сторож, не говоривший по-русски. "Дай кушать", - так обратился к нему один из пришедших и несколько раз замахнулся палкой. Испугавшись, гость из Китая отдал им пакет с китайскими булочками на пару, а потом компания самостоятельно обыскала холодильник и обнаружила замороженное мясо. Также их трофеями стали 60 яиц и 2 бутылки оливкового масла, следует из судебного решения. Все это время китаец кричал что-то, но грабители честно признались на суде, что не понимали его.

Набрав еды, троица покинула базу и продолжила пир. Через несколько дней двое из них проезжали мимо китайской фермы на мотоцикле и решили повторить успех, на этот раз их целью стал аккумулятор от трактора. Пройдя через боковую калитку, они стали откручивать проволоку, которая крепила аккумулятор. В этот момент из дома выскочил китаец с топором в руках и стал что-то кричать. В ответ один из непрошенных гостей стал размахивать палкой. Топор выглядел посолиднее палки, и грабители ретировались.

О том, что местные повадились грабить ферму, сторож сообщил переводчику Андрею - гражданину КНР, который на тот момент находился на родине. Андрей позвонил хозяину фермы - россиянину, и тот вызвал полицию. Показания китаец давал через телефон: рассказывал Андрею, а тот потом переводил его слова полицейским.В итоге троица сельских разбойников отправилась в колонию на срок от 5 до 9 лет.

Конфликты между обитателями китайским ферм и местными жителями не всегда фиксируются полицией. "У нас русские как-то напились и поехали у китайцев требовать водку. Китайцы заперлись и не дают. А в другой раз украли у них мехсеялку с трактора, а китаец и в полицию заявить не может", - рассказывает фермер Виталий из приграничного села Русская Поляна (ЕАО).

Агроном китайской фермы "Маяк" из Максимовки Татьяна признает, что россияне могут "обижать" и "задирать" китайцев. "Наш может его "щелкнуть". Я говорю: "Дай ему сдачи, чего ты стоишь?!" А он: "Русский нельзя бить", - рассказывает Татьяна. Впрочем, большинство жителей трех регионов Дальнего Востока, с которыми поговорили корреспонденты Би-би-си, уверяют, что подобные драки с китайскими сельхозрабочими случаются редко.

"Какие конфликты? Китайцы никуда не ходят, только работают сутками", - говорит житель Максимовки Игорь. "Сейчас уже нет конфликтов, люди привыкли к китайцам", - поддерживает коммерческий директор китайской компании "Зеленое поле" Владислав Бурдинский.

"Ну и что, что они иностранцы?"

Несколько лет назад деревня Димитрово в ЕАО умирала: в ней осталось лишь шесть жителей, а грунтовая дорога от трассы совсем пришла в негодность.

Местный фермер Александр Сомов, в прошлом нефтяник с Сахалина, пригласил на свою землю китайцев. Те засадили 3 тыс. гектаров соей, подлатали дорогу, заменили уличное освещение и даже поставили автобусную остановку: тогда в деревне оставался один школьник, за которым ежедневно приезжал автобус.

В 2018 году Димитрово, затерянное среди полей и сопок, прославилось на весь Китай: репортаж о том, как китайские предприниматели возрождают русскую деревню, сделало государственное агентство "Синьхуа". Но даже в Димитрово, которое могло пропасть с карт, есть недовольные. "Дорогу [до своих полей] они хорошую сделали. А эта [общая дорога, ведущая в деревню] - глина, месиво. А свет мне зачем? Они тут живут, вот для себя и сделали", - жалуется пенсионер Иваныч.

При этом китайцы - его соседи: они выкупили пустующую избу и селят туда рабочих. Но общения не получается. "В семь утра уходят, а возвращаются, когда темно. Я их не вижу, они - меня", - рассказывает Иваныч. Другие обитатели Димитрово относятся к приезжим с большим теплом. Сосед Иваныча по имени Александр вспоминает, что китайцы даже приходили к нему в гости. "Пива принесут, выпьем, яичек им дашь, меда", - говорит он.

В других селах и деревнях, которые посетили корреспонденты Би-би-си, - такой же разброс мнений при господствующем нейтральном. "Они нас не трогают, и мы их не трогаем", - говорит пенсионерка Анна из Максимовки Амурской области. "Конечно, плохо, что русские земли у них. Я не иду к ним работать. Почему? Потому что я русский", - говорит ее односельчанин Сергей, покуривая у забора.

"Ну и что, что они иностранцы? Помогают мне, дают корм для птиц, забор сделали", - рассказывает Ирина Дмитриевна из Унгуна. Её дом стоит прямо напротив китайской фермы. В 1994 году, через три года после открытия границ, лаборатория изучения общественного мнения дальневосточного Института истории РАН провела опрос местного населения об отношении к китайцам.Только 5% опрошенных тогда положительно относились к пребыванию китайцев в России. Треть честно призналась в отрицательных чувствах, половина заявила, что соглашается на их присутствие только в качестве рабочей силы.

В 2003 году ученые повторили свой опрос. Десятилетие бурного развития экономических и культурных связей не поколебало негативных настроений среди жителей Дальнего Востока: почти каждый четвертый тогда признался, что его отношение к китайцам только ухудшилось. О положительной динамике заявили 15%. Но спустя пятнадцать лет россияне стали терпимее относиться к гражданам КНР: такие данные продемонстрировал опрос, проведенный лабораторией в 2017 году.

При этом более трети (37%) дальневосточников уверены, что стратегию КНР в отношении России можно считать "экспансией". Почти половина полагает, что Китай угрожает территориальной целостности России, а треть - ее экономическому развитию.

demoscope.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: