reveal@mirvboge.ru

Российские разработчики цифровых проектов на равных конкурируют на мировом уровне.

В категориях: Аналитика и комментарии,Интересное рядом,Политика, экономика, технология

У России неплохие перспективы в плане развития цифровой экономики. В первую очередь, потому, что есть хороший задел: отечественная школа программирования остается сильной, разработчики на равных конкурируют на мировом уровне.

Алексей ПАРФЕНТЬЕВ, руководитель отдела аналитики «СёрчИнформ».

Например, ведущая нефтесервисная компания мира Schlumberger заявляет, что более 80% ее специалистов в области разработки искусственного интеллекта — это выходцы из СНГ. Примерно половина отдела перспективных исследований искусственного интеллекта в Samsung — тоже «русские». К тому же в стране высокий уровень готовности к цифровым трансформациям: аналитики PwC включают Москву в топ-5 городов мира по этому показателю. Выводы основываются главным образом на большом количестве стратегических инициатив по цифровизации, включая национальную программу «Цифровая экономика РФ». Но стоит отвлечься от перспектив и взглянуть на практику — увидим перекосы.

Один из главных трендов мировой цифровизации — аналитика. Новые средства аудита и автоматизированной аналитики информационной безопасности (ИБ) в ближайшее время станут ключевыми технологиями. И здесь у России прочные позиции уже сегодня. У нас проблемами ИБ исторически занимались люди, вышедшие из правоохранительных структур. При разработке защитных решений (к примеру, DLP-систем для предотвращения утечек информации) они ориентировались на реальные проблемы организаций, разбирали сценарии, по которым происходят инциденты.

Так что отечественный софт умеет не только блокировать доступы или перемещение данных за корпоративный периметр. Он детально мониторит и анализирует работу сотрудников с конфиденциальной информацией. На Западе, который традиционно задает тренды в ИТ-отрасли, в фокусе внимания лишь данные. Риски со стороны человеческого фактора не контролируются. Поэтому возможности российского софта — то, что у нас сейчас воспринимается как должное, — производят фурор на иностранных рынках. Тут наше конкурентное преимущество. Но нынешний успех в ИБ не значит, что надо останавливаться. Преимущества теперь можно и нужно превратить в доминирование потом, так что инвестиции в отрасль быстрее и надежнее дадут результат.

Что касается слабых сторон, то при богатстве на отечественном рынке прикладных разработок у нас «хромает» поддержка науки и исследований. Та же нацпрограмма «Цифровая экономика» не ставит задач по развитию исследований для ИТ-сферы. Все, что говорится про науку и образование, касается лишь вопросов подготовки кадров и повышения ИТ-грамотности граждан. Это вовсе не стимулирование науки. В результате у нас мало патентов по интернету вещей и ИИ, блокчейну, квантовым технологиям, автоматизации в производстве, бизнесе, услугах. Государство понимает остроту вопроса: например, в развитие кванта намерены вложить 44 млрд рублей, чтобы ликвидировать отставание от США, ЕС и Китая. Однако есть сомнения, что средства будут потрачены эффективно. При том, что затраты на исследования и разработку в России не ниже, чем в среднем по миру, по результативности они в три раза отстают от среднемировых показателей.

Кроме того, налицо проблемы регулирования. Инициатив много, они хорошо выглядят на бумаге, но по факту у них разнонаправленные цели. К примеру, чтобы реализовать «умную» и доступную городскую среду, гражданам предлагают удобные цифровые сервисы — расписание общественного транспорта в Telegram-ботах. В то же время регуляторы признают Telegram вне закона и пытаются заблокировать.

Более частный пример: Реестр отечественного ПО требует, чтобы софт российских разработчиков поддерживал российские базы данных и операционные системы. Российского системного ПО почти нет, тот же Linux мало распространен и в стране, и за рубежом. И это при том, что сейчас софт, как правило, заточен под международные Windows и iOS. Получается, вендоров стимулируют разрабатывать ПО, которое востребовано не то что строго на локальном рынке, а в отдельных сегментах локального рынка. В этом не было бы большой беды, не будь в рамках нацпроекта «Цифровая экономика» поставлена задача — переориентировать отечественных разработчиков на экспорт.

Чтобы изменить ситуацию, в первую очередь следует пересмотреть действующие законодательные нормы, привести их к общему знаменателю и адаптировать под актуальные задачи. Такая практика уже оправдала себя в Великобритании и Франции. С учетом особенностей российской экономики — неравномерных темпах развития даже внутри одного сектора — изменять законы придется постепенно. А после того как будут устранены противоречия, предстоит зарегулировать принципиально новые вещи: оборот криптовалют, цифровые сделки (обособить понятия цифровой оферты и цифрового акцепта), само понятие информации и цифровых финансовых активов как объектов гражданского права. И это, не говоря об определении правового статуса роботов или беспилотного транспорта. Так что работы впереди много.

ЖУРНАЛ БОСС, 11.10.2019

bossmag.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: