reveal@mirvboge.ru

Земные истории Иисуса с небесным смыслом.

В категориях: Наставь и научи,Трудные места

Примеры использования Иисусом притч для научения.

Бог Есть. Администратор.

Как известно больше всего притч в Евангелии от Матфея их, по меньшей мере, девять. У Марка есть несколько тех же притч, что и у Матфея, плюс одна, которая у Матфея отсутствует. В Евангелии от Луки мы находим всего одну из этих притч — притчу о сеятеле.

Притча о сеятеле (Мф. 13:3-9, 18-23; Мк. 4:3-9, 14-20; Лк. 8:5-8, 11-15)

Притча о сеятеле есть во всех трех синоптических Евангелиях по причине ее важности. Иисус сказал Своим ученикам, что если они не поймут этой притчи, то не смогут понять и все другие (Мк. 4:13). Она была ключевой по отношению ко всем притчам — давала ключ к пониманию того, почему необходимо было говорить притчами. У многих, если не большинства, из тех, кто пришел послушать Иисуса, были огрубевшие, неглубокие или разделенные сердца. Эта притча также была ключом к пониманию притч вообще. Научившись истолковывать эту историю, последователи Христа смогли бы правильно толковать и другие притчи. Притчу о сеятеле мы подробно рассмотрим в другой раз, но она так важна, что в данный момент будет уместно сделать к ней несколько комментариев.

Свое учение у моря Иисус начал с рассказа о четырех почвах: придорожной, каменистой, тернистой и доброй. После того как Он закончил и как только они остались одни, ученики спросили Его, что означает эта притча (Мк. 4:10; Лк. 8:9). Он объяснил, что каждая почва символизирует состояние сердца, влияющее на его восприятие Слова. Только те, у кого “доброе и чистое сердце”, могут и хотят жить духовно плодотворной жизнью (Лк. 8:15).

Каждый день Иисуса окружали все четыре типа сердец. Фарисеи с ожесточившимися сердцами пытались заманить Христа в ловушку. Толпы с неглубоким мышлением были возбуждены служением Иисуса и Его чудесами, но не понимали истинной природы Его миссии. Были представлены даже разделенные сердца, олицетворением которых был Иуда, боровшийся со своей любовью к деньгам (см. Ин. 12:6). Вокруг Него было также и несколько чистых и добрых сердец, которые делали Его усилия ненапрасными.

Эта притча послужила и практической цели, так как объяснила ученикам Иисуса, почему Его отвергли иудейские руководители. Она служила практической цели и в дальнейшем, когда они сами начали проповедовать: она объясняла, почему одни воспринимали евангелие, а другие нет. Эта притча и сегодня крайне необходима всем тем, кто проповедует Слово.

Притча о незаметном росте (Мк. 4:26-29)

Согласно Марку, сразу после притчи о сеятеле Иисус рассказал о семени, которое незаметно росло до самого сбора урожая. Это простая история, детали которой знакомы всякому, кто выращивал растения, не нуждающиеся в культивации. Как и в предыдущей притче, почву мы должны, вероятно, понимать как человеческое сердце, а семя — как евангелие. Притча эта, по всей видимости, была рассказана для того, чтобы ободрить учеников:

• Евангелие воздействует на сердца слушателей, сознаем мы это или нет.

• Нужно время, чтобы семя взошло и выросло, поэтому нам требуется терпение.

• Если мы будем старательно, без устали сеять, то Бог, в конце концов, даст урожай (1 Кор. 3:6).

Много лет назад один брат рассказал мне о редакторе одного издания, который проводил евангельское собрание там, где не было Господней церкви. Целых три недели проповедник трудился, изливая свое сердце в каждой проповеди и надеясь на поток ответной реакции. Состоялось одно крещение — веснушчатой девчушки. Благовестник старался скрыть разочарование. Не забывайте, однако, что семя растет медленно и незаметно, но неизменно. Девочка выросла, вышла замуж, родила шестерых мальчиков — и все они стали проповедниками. “...Да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем” (Гал. 6:9; см. Еккл. 11:6).

Притча о плевелах (Мф. 13:24-30, 36-43)

Иисус поведал еще одну притчу о растущем семени — рассказал о враге, который на уже засеянном пшеницей поле посеял сорняки. Сорняки походили на пшеницу, особенно на раннем этапе роста. Когда разрушительная работа обнаружилась, слуги пришли к хозяину и спросили, не вырвать ли им эти сорняки. В то время корни молодых растений могли переплестись, и поэтому хозяин ответил: “Нет, чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницу” (Мф. 13:29). Он велел им оставить их расти вместе до жатвы и тогда отделить желанные растения от нежеланных (ст. 30).

Позже ученики попросили Христа объяснить эту притчу (ст. 36). Он сказал, что враг — это дьявол, а жатва — конец века (ст. 39). Две притчи из этой серии — о последнем Судном дне, и это одна из них. Стихи 39-43 дают яркую картину второго пришествия Иисуса и последующего суда.

Некоторые пытаются соотнести эту притчу с церковным дисциплинарным наказанием, говоря, что она учит нас даже не пытаться исключать делателей зла из нашего общения. При таком толковании получается, что Иисус противоречит Сам Себе (Мф. 18:15-18; см. также 1 Кор. 5:4, 5, 11, 13). Дж. Макгарви пишет: “Эту притчу и ее объяснение иногда выдвигают как аргумент против церковного наказания, но такое ее применение явно ошибочно. Поле — это не церковь, а мир, и учение притчи состоит в том, что мы не должны пытаться искоренять злых людей”. Дж. Картер выражает то же мнение: “...«сыны Царства» и «сыны лукавого» должны жить рядом в мире до конца века. Совершенно ясно, что [притча] не... повелевает церкви удерживать в членстве тех, кто живет в беззаконии или кто проявляет явное неверие”.

Возможно, эта притча была дана ученикам, чтобы они поняли причину такого количества невосприимчивых: их враг, дьявол, не дремлет. Она, наверное, также давала им более ясное видение долгосрочной природы их работы.

Притчи о горчичном зерне и о закваске (Мф. 13:31-33; Мк. 4:30-32)

Судя по евангельской записи, остальные рассказанные в тот день притчи были очень короткими и без объяснения. Первая из них продолжала тему растущего семени: это притча о горчичном зерне. Здесь акцент был сделан на размере зернышка по сравнению со взрослым растением: горчичное зерно крошечное, но из него вырастает огромное растение. Опять же это, вероятно, было сказано для ободрения учеников: пусть у Христова движения было малое начало, зато оно распространится и преуспеет сверх самых фантастических мечтаний, если только они будут неустанно сеять. Истину этой притчи можно увидеть сегодня в таких регионах, как Африка и Индия.

В следующей притче (о закваске) обстановка меняется: теперь это уже не земледелец, засевающий свое поле, а женщина, которая печет хлеб для семьи. Здесь требуется краткое пояснение для тех, кто не знаком с изготовлением хлеба до того времени, как появились расфасованные дрожжи. Когда женщина пекла хлеб, она отщипывала небольшой кусочек дрожжевого теста, заворачивала его и хранила в теплом месте. В следующий раз, делая хлеб, она добавляла этот маленький кусочек в свое тесто и отставляла в сторону. Закваска расходилась во всему тесту, отчего оно поднималось. Затем она отщипывала маленький кусочек этого теста, чтобы использовать его в следующий раз, когда будет печь хлеб. Через время небольшой кусочек закваски заквашивал сотни, даже тысячи хлебов.

Хотя образ другой, весть представляется в основном той же, что и в притче о горчичном зерне: в Слове есть внутренняя сила, которая делает возможным его распространение и рост. Эта истина ободряет тех, кто стремится распространять евангелие.

Притчи о скрытом сокровище и о драгоценной жемчужине (Мф. 13:44-46)

Остальные притчи в Мф. 13 Иисус, похоже, рассказал только ученикам (ст. 36). Первые две идут вместе: обе о людях, которые обнаружили нечто драгоценное. Первый случайно откопал сокровище (ст. 44), а второй нашел драгоценный камень, который долго искал (ст. 45, 46). В каждом случае человек осознает ценность своей находки и платит определенную цену, чтобы получить ее. Много уроков можно почерпнуть из этих притч, но одной их несомненной целью было воодушевить последователей Иисуса. Стоявшая перед ними задача была достойна любой жертвы, какая бы ни потребовалась для ее исполнения.

Притча о неводе (Мф. 13:47-50)

Эта серия притч завершается рассказом о рыбной ловле в Галилейском море неводом, в который попала хорошая и плохая рыба. Когда иудей слышал слова “хороший” и “плохой”, он, вероятно, представлял нечто “чистое” и “нечистое”. Закон позволял ему есть только ту рыбу, у которой были плавники и чешуя (Лев. 11:9-12). Поскольку в невод попала и чистая и нечистая рыба, рыбаку нужно было отделить съедобную рыбу от несъедобной. Процесс такой сортировки Иисус сравнил с последним Судом. В этом смысле данная притча похожа на притчу о плевелах. Ученики могли извлечь из нее еще один урок. Иисус когда-то сказал: “Я сделаю вас ловцами людей” (Мф. 4:19). Теперь Он как бы говорил им не удивляться тому “улову”, который может “вытащить” их учение.

В тот день Иисус привел, по меньшей мере, еще две иллюстрации, которые обычно причисляют к притчам: о свече на подсвечнике (Мк. 4:21, 22; Лк. 8:16, 17) и пример старого и нового, которое человек выносит из своей сокровищницы (Мф. 13:52). Рассказав притчи, Иисус задал Своим последователям вопрос: “Поняли ли вы все это?” — на что они ответили: “Так” (Мф. 13:51). Возможно, они что-то и поняли, но последующие события показывают, что их понимание было ограниченным. Если мы с вами хотим извлечь пользу из этого урока, мы должны внять двум наставлениям Господа: “Замечайте, что слышите” (Мк. 4:24) и “наблюдайте, как вы слушаете” (Лк. 8:18). “Кто имеет уши слышать, да слышит” (Мк. 4:9; см. ст. 23).

facebook.com

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: