reveal@mirvboge.ru

Христианские приоритеты любви.

В категориях: Библия говорит,Возрастая в личной жизни,Созидая свой внутренний мир,Трудные места

Бог Есть. Администратор.

Раньше мы уже пытались дать определение любви и раскрыть сущность той любви, о которой мы говорим. Теперь же поговорим о приоритетах любви. Опираться мы будем на Мф. 22:34-40. Но прежде нам необходимо кратко обсудить значение слова “приоритеты”.

Приоритетность представляет для нас одну из самых больших проблем. Многие не видят разницы между добром и злом. Для некоторых же из нас более актуальна проблема выбора между хорошим, лучшим и наилучшим. Бывает нелегко правильно расставить приоритеты в нашей жизни.

Библейские приоритеты

Возможно, знание следующего факта и не решит автоматически всех проблем, но несомненно поможет: сама Библия говорит нам о приоритетах - даже если брать во внимание одни только заповеди. Взять хотя бы использование Библией слов в сравнительной и превосходной степени. В Мф. 5:19 Иисус говорит о “заповедях сих малейших”. Мф. 23:23 ссылается на “важнейшее в законе”. В Мф. 6:33 нам велено искать “прежде Царства Божия и правды Его”. Говоря о чудодейственных дарах (1 Кор. 12—14), Павел сравнивает их между собой и утверждает, что одни из них лучше/больше других, но любовь - “путь еще [или наи-] превосходнейший”.

Позвольте мне показать на примере, как Библия расставляет приоритеты: Наше тело - это храм Божий (1 Кор. 6:19, 20). Мы должны заботиться о своем теле и не должны осквернять его. Мы не должны разрушать его (1 Кор. 3:16, 17). Некоторые считают, что в данном случае речь идет о духовном теле - церкви (Еф. 1:22, 23). Но даже если и так, этот отрывок все равно посредством сравнения учит, что мы не должны разрушать физическое тело. Наше тело - это инструмент, который нужно использовать на службу Богу. Его нужно рассматривать как живую и святую жертву Богу (Рим. 12:1). Мы должны заботиться об этом драгоценном инструменте.

Но посмотрим на Христа и распятие. У Иисуса был выбор, пойти или не пойти на крест. Он мог призвать на помощь двенадцать легионов ангелов (Мф. 26:53). Поэтому мы кричим: “Не ходи, Иисус! Если Ты пойдешь на крест, Твое тело будет разрушено, а ведь оно храм Божий!” Но смерть Иисуса на кресте была гораздо важнее закона о теле.

Мы можем вспомнить аналогичные ситуации из нашей собственной жизни. Подумайте о матери, которая не спит всю ночь, ухаживая за серьезно заболевшим ребенком. Это очень вредит ее телу, но законы любви берут верх. Или представьте себе доброго ловца душ, который засиживается далеко за полночь, обучая алчущего и жаждущего праведности. Это не означает, что указаниями Бога заботиться о теле можно пренебрегать по любой причине; мы лишь хотим сказать, что при определенных обстоятельствах другие дела могут стать важнее этих законов.

А вот еще один пример: дети должны повиноваться своим родителям (Еф. 6:1-3). Жены должны повиноваться своим мужьям (Еф. 5:22). Мы должны исполнять законы своей страны (Рим. 13:1 и дал.). Но что, если кто-то из этих “высших властей” скажет нам не подчиняться Богу? В таком случае в действие вступают приоритеты. Петр говорит: “Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам” (Деян. 5:29).

Я хочу, чтобы меня правильно поняли. Позвольте мне добавить, что я отнюдь не утверждаю, будто можно не исполнять заповеди, которые могут казаться нам “малейшими”. Ранее упомянутые отрывки однозначны в этом вопросе: «Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном» (Мф. 5:19).

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять» (Мф. 23:23).

Я также не говорю, что мы в праве решать, какая из заповедей “малейшая”, а какая “важнейшая”, если этого не сделала Библия. Пытаться делать это - значит присваивать себе исключительные права Бога. Подобную ошибку допустили иудеи, когда решили, что освященная временем традиция “корвана” (дара Богу) была важнее Божьего закона о необходимости заботится о своих родителях (Мф. 15:3-6). Я лишь говорю, что Библия сама устанавливает некоторые приоритеты.

Это касается даже любви.

Вот вам пример: Библия подчеркивает, что любить своих родителей очень важно (2 Тим. 3:3 говорит о “непримирительных” [“нелюбящих”; Современный Перевод]). Для мужей очень важно любить своих жен (Еф. 5:25, 28, 33). Для родителей важно любить своих детей (Тит. 2:4). Но послушайте Иисуса в Мф. 10:34-38: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч; ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку - домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня».

Иисус не говорит, что мы не должны любить членов своей семьи, но в случае конфликта между требованием нашей семьи и требованием Иисуса мы должны больше любить Иисуса. Лука пишет об этом еще более жестко: «Если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником; и кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником» (Лк. 14:26, 27).

Слово “возненавидеть” Иисус употребляет в сравнительном смысле. Мы должны так сильно любить Иисуса, что по сравнению с этой любовью наша любовь к семье будет подобна ненависти.

Приоритеты Иисуса

Теперь прочтем Мф. 22. Был вторник, а в пятницу на той же неделе Иисус был распят. Иногда этот вторник называют “Великим днем вопросов”. Иисус в Иерусалимском храме; Он говорит, а его враги изо всех сил пытаются подловить Его. Начнем со стиха 34: “А фарисеи, услышавши, что Он привел саддукеев в молчание, собрались вместе”. Греческое слово, переведенное как “привел... в молчание”, дословно означает “надевать намордник”, как некоторые надевают на свирепую собаку.

У фарисеев, наверное, были смешанные чувства. Им нравилось видеть своих врагов, саддукеев, поверженными, но в то же время они хотели увидеть поражение Иисуса. И они решили попытаться еще раз. В случае успеха они будут торжествовать и над Иисусом, и над саддукеями. Они привели своего лучшего законника, чтобы он задал Иисусу вопрос. В те дни, в отличие от наших, законовед был специалистом не по гражданскому праву, а по религиозному законодательству и в частности, по закону Моисея. В Евангелии от Марка он назван “книжником”.

Итак, фарисеи выдвинули этого законника и поставили его перед Иисусом. Они хотели добиться абсолютной победы. “И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе?” (Мф. 22:35, 36).

Чтобы по достоинству оценить этот вопрос, вы должны знать его предысторию. Книжники предпринимали попытки сосчитать законы в Ветхом Завете. И всякий раз общее число было разным. Одни называли 485, другие свыше 600. Но все сходились на том, что законы исчислялись сотнями. Это заставляло многих из них разводить руками и восклицать: “Кто вообще может соблюсти все эти законы?!” И тогда у них появилась идея: “Давайте разделим закон на более важные заповеди и менее важные - и если мы будем соблюдать более важные, к нам никто не сможет придраться”. Другие развили эту идею дальше: “Если мы сможем определить наибольшую заповедь и будем соблюдать ее, то исполняем мы другие заповеди или нет, не будет играть никакой роли”. Но тут возникла одна проблема: они никак не могли прийти к единому мнению, какую же заповедь считать “наибольшей”. Одни думали, что это жертвоприношения. Другие считали, что это ношение филактериев (амулетов, талисманов), заповеди очищения, соблюдение великих праздников и субботы, святость человеческой жизни. Можно было предположить, что, как бы ни ответил Иисус, Он бы выразил несогласие с большинством религиозных учителей.

Иисус ответил: “Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим; сия есть первая и наибольшая заповедь” (Мф. 22:37, 38). В Евангелии от Марка к первой части ответа добавлено несколько слов: “Первая из всех заповедей: «слушай, Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый; и возлюби...»” (Мк. 12:29, 30). Слова Иисуса были хорошо известны каждому иудею. Они записаны во Втор. 6:4-9 сразу же после вторичной передачи десяти заповедей: «Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть. И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими. И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем. И внушай их детям твоим и говори об них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая. И навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими, и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих».

Эти слова называются “Шма” (или “Шема”), от первого слова в этом отрывке (“слушай” по-еврейски); они произносились в начале каждого иудейского богослужения, праздника и обряда. Они звучали постоянно и были знакомы каждому правоверному иудею. Для примера: в земном служении Иисуса был случай, когда другой законник приходил к Нему и тоже пытался поймать Его в хитросплетения слов: “Учитель! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?” (Лк. 10:25). Вместо ответа Иисус спросил его: “В законе что написано? как читаешь?” (ст. 26). Законник ответил: “Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя” (ст. 27). Иисус сказал: “Правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить” (ст. 28).

Но вернемся к Мф. 22, где Иисус сказал, что эти знакомые слова “есть первая и наибольшая заповедь” (ст. 38). Первая - потому что заповедь любить Бога является основой всего Божьего закона, а наибольшая - потому что в некотором смысле эта заповедь заключает в себе все другие Божьи заповеди. Иисус исчерпывающе ответил на вопрос законника, но затем добавил еще кое-что. Его не спрашивали о второй заповеди, но Он все же сказал: “Вторая же подобная ей: «возлюби ближнего твоего, как самого себя»; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки” (ст. 39, 40).

“Вторая заповедь” Иисуса тоже восходит к Ветхому Завету, к Лев. 19:18: “Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего; но люби ближнего твоего, как самого себя. Я Господь”. Этот отрывок был менее популярным, чем Втор. 6, но все же был хорошо известен книжникам, как мы поняли из Лк.10.

Марк дает подробное описание того впечатления, которое произвел на всех ответ Иисуса: «Книжник сказал Ему: хорошо, Учитель! истину сказал Ты, что один есть Бог и нет иного, кроме Его; и любить Его всем сердцем, и всем умом, и всею душою, и всею крепостию, и любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв. Иисус, видя, что он разумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от Царствия Божия» (Мк. 12:32-34).

Враги Иисуса прикусили языки. Тогда Иисус задал им несколько вопросов (Мф. 22:41-45). В стихе 46 сказано: “И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его”. В тот день Иисус одержал победу.

Приоритеты любви

Помня то, о чем мы только что говорили, внимательно перечитаем Мф. 22:37-39. Давайте пеим приоритеты любви:

(1) Господь Бог (ст. 37, 38). Иисус называет это первой заповедью.

(2) Ваш ближний (ст. 39). Иисус называет это второй заповедью. И косвенно:

(3) Вы сами (ст. 39). Позвольте мне сразу же оговориться, что это не третья заповедь, хотя, кажется, некоторые именно так и думают. Перед нами только две заповеди, а не три. То, что мы должны любить себя, как бы само собой разумеется, но эти слова здесь присутствуют, и поэтому мы их размещаем под номером три.

Представьте себе обычную мишень с расходящимися кругами: в середине маленький круг, а за ним следуют круги большего диаметра. Внешний круг мы назовем “вы сами”. Ближе к центру - “ваш ближний”. А вот самый центр мишени, “яблочко”, - это “Господь Бог”!

Это не три взаимоисключающие вида любви. Здесь одно накладывается на другое. Посмотрите: “Вторая же подобная ей: «возлюби ближнего твоего, как самого себя»” (Мф. 22:39). Вспомните главную мысль 1 Ин. 4:20, 21: «Кто говорит: “я люблю Бога”, а брата своего ненавидит, тот лжец; ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего».

И все же Иисус устанавливает в Мф. 22:37-39 определенную очередность, а это главная мысль данного урока.

facebook.com

Христианские приоритеты любви.

Бог Есть. Администратор.

Раньше мы уже пытались дать определение любви и раскрыть сущность той любви, о которой мы говорим. Теперь же поговорим о приоритетах любви. Опираться мы будем на Мф. 22:34-40. Но прежде нам необходимо кратко обсудить значение слова “приоритеты”.

Приоритетность представляет для нас одну из самых больших проблем. Многие не видят разницы между добром и злом. Для некоторых же из нас более актуальна проблема выбора между хорошим, лучшим и наилучшим. Бывает нелегко правильно расставить приоритеты в нашей жизни.

Библейские приоритеты

Возможно, знание следующего факта и не решит автоматически всех проблем, но несомненно поможет: сама Библия говорит нам о приоритетах - даже если брать во внимание одни только заповеди. Взять хотя бы использование Библией слов в сравнительной и превосходной степени. В Мф. 5:19 Иисус говорит о “заповедях сих малейших”. Мф. 23:23 ссылается на “важнейшее в законе”. В Мф. 6:33 нам велено искать “прежде Царства Божия и правды Его”. Говоря о чудодейственных дарах (1 Кор. 12—14), Павел сравнивает их между собой и утверждает, что одни из них лучше/больше других, но любовь - “путь еще [или наи-] превосходнейший”.

Позвольте мне показать на примере, как Библия расставляет приоритеты: Наше тело - это храм Божий (1 Кор. 6:19, 20). Мы должны заботиться о своем теле и не должны осквернять его. Мы не должны разрушать его (1 Кор. 3:16, 17). Некоторые считают, что в данном случае речь идет о духовном теле - церкви (Еф. 1:22, 23). Но даже если и так, этот отрывок все равно посредством сравнения учит, что мы не должны разрушать физическое тело. Наше тело - это инструмент, который нужно использовать на службу Богу. Его нужно рассматривать как живую и святую жертву Богу (Рим. 12:1). Мы должны заботиться об этом драгоценном инструменте.

Но посмотрим на Христа и распятие. У Иисуса был выбор, пойти или не пойти на крест. Он мог призвать на помощь двенадцать легионов ангелов (Мф. 26:53). Поэтому мы кричим: “Не ходи, Иисус! Если Ты пойдешь на крест, Твое тело будет разрушено, а ведь оно храм Божий!” Но смерть Иисуса на кресте была гораздо важнее закона о теле.

Мы можем вспомнить аналогичные ситуации из нашей собственной жизни. Подумайте о матери, которая не спит всю ночь, ухаживая за серьезно заболевшим ребенком. Это очень вредит ее телу, но законы любви берут верх. Или представьте себе доброго ловца душ, который засиживается далеко за полночь, обучая алчущего и жаждущего праведности. Это не означает, что указаниями Бога заботиться о теле можно пренебрегать по любой причине; мы лишь хотим сказать, что при определенных обстоятельствах другие дела могут стать важнее этих законов.

А вот еще один пример: дети должны повиноваться своим родителям (Еф. 6:1-3). Жены должны повиноваться своим мужьям (Еф. 5:22). Мы должны исполнять законы своей страны (Рим. 13:1 и дал.). Но что, если кто-то из этих “высших властей” скажет нам не подчиняться Богу? В таком случае в действие вступают приоритеты. Петр говорит: “Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам” (Деян. 5:29).

Я хочу, чтобы меня правильно поняли. Позвольте мне добавить, что я отнюдь не утверждаю, будто можно не исполнять заповеди, которые могут казаться нам “малейшими”. Ранее упомянутые отрывки однозначны в этом вопросе: «Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном» (Мф. 5:19).

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять» (Мф. 23:23).

Я также не говорю, что мы в праве решать, какая из заповедей “малейшая”, а какая “важнейшая”, если этого не сделала Библия. Пытаться делать это - значит присваивать себе исключительные права Бога. Подобную ошибку допустили иудеи, когда решили, что освященная временем традиция “корвана” (дара Богу) была важнее Божьего закона о необходимости заботится о своих родителях (Мф. 15:3-6). Я лишь говорю, что Библия сама устанавливает некоторые приоритеты.

Это касается даже любви.

Вот вам пример: Библия подчеркивает, что любить своих родителей очень важно (2 Тим. 3:3 говорит о “непримирительных” [“нелюбящих”; Современный Перевод]). Для мужей очень важно любить своих жен (Еф. 5:25, 28, 33). Для родителей важно любить своих детей (Тит. 2:4). Но послушайте Иисуса в Мф. 10:34-38: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч; ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку - домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня».

Иисус не говорит, что мы не должны любить членов своей семьи, но в случае конфликта между требованием нашей семьи и требованием Иисуса мы должны больше любить Иисуса. Лука пишет об этом еще более жестко: «Если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником; и кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником» (Лк. 14:26, 27).

Слово “возненавидеть” Иисус употребляет в сравнительном смысле. Мы должны так сильно любить Иисуса, что по сравнению с этой любовью наша любовь к семье будет подобна ненависти.

Приоритеты Иисуса

Теперь прочтем Мф. 22. Был вторник, а в пятницу на той же неделе Иисус был распят. Иногда этот вторник называют “Великим днем вопросов”. Иисус в Иерусалимском храме; Он говорит, а его враги изо всех сил пытаются подловить Его. Начнем со стиха 34: “А фарисеи, услышавши, что Он привел саддукеев в молчание, собрались вместе”. Греческое слово, переведенное как “привел... в молчание”, дословно означает “надевать намордник”, как некоторые надевают на свирепую собаку.

У фарисеев, наверное, были смешанные чувства. Им нравилось видеть своих врагов, саддукеев, поверженными, но в то же время они хотели увидеть поражение Иисуса. И они решили попытаться еще раз. В случае успеха они будут торжествовать и над Иисусом, и над саддукеями. Они привели своего лучшего законника, чтобы он задал Иисусу вопрос. В те дни, в отличие от наших, законовед был специалистом не по гражданскому праву, а по религиозному законодательству и в частности, по закону Моисея. В Евангелии от Марка он назван “книжником”.

Итак, фарисеи выдвинули этого законника и поставили его перед Иисусом. Они хотели добиться абсолютной победы. “И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе?” (Мф. 22:35, 36).

Чтобы по достоинству оценить этот вопрос, вы должны знать его предысторию. Книжники предпринимали попытки сосчитать законы в Ветхом Завете. И всякий раз общее число было разным. Одни называли 485, другие свыше 600. Но все сходились на том, что законы исчислялись сотнями. Это заставляло многих из них разводить руками и восклицать: “Кто вообще может соблюсти все эти законы?!” И тогда у них появилась идея: “Давайте разделим закон на более важные заповеди и менее важные - и если мы будем соблюдать более важные, к нам никто не сможет придраться”. Другие развили эту идею дальше: “Если мы сможем определить наибольшую заповедь и будем соблюдать ее, то исполняем мы другие заповеди или нет, не будет играть никакой роли”. Но тут возникла одна проблема: они никак не могли прийти к единому мнению, какую же заповедь считать “наибольшей”. Одни думали, что это жертвоприношения. Другие считали, что это ношение филактериев (амулетов, талисманов), заповеди очищения, соблюдение великих праздников и субботы, святость человеческой жизни. Можно было предположить, что, как бы ни ответил Иисус, Он бы выразил несогласие с большинством религиозных учителей.

Иисус ответил: “Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим; сия есть первая и наибольшая заповедь” (Мф. 22:37, 38). В Евангелии от Марка к первой части ответа добавлено несколько слов: “Первая из всех заповедей: «слушай, Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый; и возлюби...»” (Мк. 12:29, 30). Слова Иисуса были хорошо известны каждому иудею. Они записаны во Втор. 6:4-9 сразу же после вторичной передачи десяти заповедей: «Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть. И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими. И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем. И внушай их детям твоим и говори об них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая. И навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими, и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих».

Эти слова называются “Шма” (или “Шема”), от первого слова в этом отрывке (“слушай” по-еврейски); они произносились в начале каждого иудейского богослужения, праздника и обряда. Они звучали постоянно и были знакомы каждому правоверному иудею. Для примера: в земном служении Иисуса был случай, когда другой законник приходил к Нему и тоже пытался поймать Его в хитросплетения слов: “Учитель! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?” (Лк. 10:25). Вместо ответа Иисус спросил его: “В законе что написано? как читаешь?” (ст. 26). Законник ответил: “Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя” (ст. 27). Иисус сказал: “Правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить” (ст. 28).

Но вернемся к Мф. 22, где Иисус сказал, что эти знакомые слова “есть первая и наибольшая заповедь” (ст. 38). Первая - потому что заповедь любить Бога является основой всего Божьего закона, а наибольшая - потому что в некотором смысле эта заповедь заключает в себе все другие Божьи заповеди. Иисус исчерпывающе ответил на вопрос законника, но затем добавил еще кое-что. Его не спрашивали о второй заповеди, но Он все же сказал: “Вторая же подобная ей: «возлюби ближнего твоего, как самого себя»; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки” (ст. 39, 40).

“Вторая заповедь” Иисуса тоже восходит к Ветхому Завету, к Лев. 19:18: “Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего; но люби ближнего твоего, как самого себя. Я Господь”. Этот отрывок был менее популярным, чем Втор. 6, но все же был хорошо известен книжникам, как мы поняли из Лк.10.

Марк дает подробное описание того впечатления, которое произвел на всех ответ Иисуса: «Книжник сказал Ему: хорошо, Учитель! истину сказал Ты, что один есть Бог и нет иного, кроме Его; и любить Его всем сердцем, и всем умом, и всею душою, и всею крепостию, и любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв. Иисус, видя, что он разумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от Царствия Божия» (Мк. 12:32-34).

Враги Иисуса прикусили языки. Тогда Иисус задал им несколько вопросов (Мф. 22:41-45). В стихе 46 сказано: “И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его”. В тот день Иисус одержал победу.

Приоритеты любви

Помня то, о чем мы только что говорили, внимательно перечитаем Мф. 22:37-39. Давайте пеим приоритеты любви:

(1) Господь Бог (ст. 37, 38). Иисус называет это первой заповедью.

(2) Ваш ближний (ст. 39). Иисус называет это второй заповедью. И косвенно:

(3) Вы сами (ст. 39). Позвольте мне сразу же оговориться, что это не третья заповедь, хотя, кажется, некоторые именно так и думают. Перед нами только две заповеди, а не три. То, что мы должны любить себя, как бы само собой разумеется, но эти слова здесь присутствуют, и поэтому мы их размещаем под номером три.

Представьте себе обычную мишень с расходящимися кругами: в середине маленький круг, а за ним следуют круги большего диаметра. Внешний круг мы назовем “вы сами”. Ближе к центру - “ваш ближний”. А вот самый центр мишени, “яблочко”, - это “Господь Бог”!

Это не три взаимоисключающие вида любви. Здесь одно накладывается на другое. Посмотрите: “Вторая же подобная ей: «возлюби ближнего твоего, как самого себя»” (Мф. 22:39). Вспомните главную мысль 1 Ин. 4:20, 21: «Кто говорит: “я люблю Бога”, а брата своего ненавидит, тот лжец; ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего».

И все же Иисус устанавливает в Мф. 22:37-39 определенную очередность, а это главная мысль данного урока.

facebook.com

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: